18:08:2021
 А наука всё ещё существует! И географы ещё пытаются быть полезными своими знаниями. 
С праздником, друзья-географы! Сил вам выстоять и быть услышанными!
 
О геофаке, географии и географах - ЮЛИЯ КОЛЕСНИК, ЕКАТЕРИНА ЛАПТЕВА, ИРИНА ГОЛИЦЫНА и совсем непраздничные мысли ВАЛЕНТИНА КУРТЕЕВА. 
 
ЮЛИЯ КОЛЕСНИК, кинорежиссёр, выпускница 1992 года кафедры социально-экономической географии зарубежных стран:
 
О ГЕОФАКЕ
Я считаю, что мне невероятно повезло учиться на геофаке. Пять лет, проведенные на факультете, подарили мне самых лучших друзей – друзей на всю жизнь, несмотря на то, что с некоторыми из них мы давно живем на разных континентах. Практики и экспедиции, Сатино и наша незабываемая картошка на первом курсе научили принимать и любить людей такими, какие они есть, со всеми их недостатками и достоинствами, научили прощать слабости и не прощать подлость (хотя с последней за всё время на факультете я не столкнулась ни разу). 
 
Лучшие в мире преподаватели и профессора дали знания об удивительном мире, в котором мы живем, широчайший кругозор (пользуюсь всем этим до сих пор!) и научили меня постоянно учиться, познавая новое, чем я продолжаю заниматься и сегодня. 
 
Географическое образование проявляет себя и в моей сегодняшней профессии, в кинорежиссуре. Трижды я снимала документальные и научно-популярные фильмы о географии и о географах. И один из них – «Краткий курс военной географии» - считаю самой важной своей работой. И даже в игровом кино география постоянно, каким-то образом, да и появляется. В образе учителя географии на пенсии в моём фильме "Земля Эльзы". В географических названиях и выборе натуры, сугубо географическом. В любви к съемкам в экспедициях. 
 
А еще, наверное, в том, чему меня научил геофак – в вере в лучшее в людях. 
Виват, Геофак!
 
 
ЕКАТЕРИНА ЛАПТЕВА, выпускница 1986 года кафедры геодезии и картографии, научный сотрудник Музея землеведения МГУ: 
 
ГЕОГРАФИЯ - МОЯ ЛЮБОВЬ
Следует сказать: «География – моя жизнь и любовь». Почему так получилось, надо рассказать последовательно.
 
МОЙ ВЫБОР – ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ МГУ
Никогда мои родители не предлагали мне поступать на Географический факультет, хотя они оба там работали с 1969 года, когда мы приехали в Москву из Апатитов. Когда в 1980 году я заканчивала математическую школу, мой брат уже учился в знаменитом Геологоразведочном институте имени Серго Орджоникидзе. Брат стал геофизиком и уже тогда ездил в полевые экспедиции. В Москве проводились летние Олимпийские игры, на улицах было малолюдно. Я думала поступать в МИФИ, как и большинство мальчиков и девочек моего класса. 
Дальнейшая жизнь была мне не ясна. Я встретила маму после работы и мы пошли на смотровую площадку на Ленинских горах. И вот там я впервые увидела и восхитилась архитектурой Главного здания МГУ. Там в «Аллее учёных» был выложен ромб, откуда открывался фантастический вид на партер с бассейном и нашу любимую высотку. Наверное, именно в тот момент, когда у меня захватило дух от этой красоты, я решила, что буду учиться здесь. 
 
Теперь, когда я стала не только научным сотрудником Музея землеведения МГУ, но и экскурсоводом, я провела тысячи экскурсий и показывала всем, как Главное здание Московского университета красуется над Москвой и является одной из главных её достопримечательностей, рассказывала об истории строительства и уникальности университетского комплекса. Мне довелось встречаться с огромным количеством детей и взрослых, для которых я с любовью проводила экскурсии по нашему чудесному Музею. Многим из них передалось моё увлечение географией, поэтому я рада, что встречала знакомых школьников в числе студентов нашего факультета.
 
Все знают, что на протяжении ряда лет российские талантливые школьники являются победителями Международной олимпиады по географии. Их руководители всегда приводят этих ребят и в Музей землеведения, где наглядно можно получить столько интересных и нужных научных сведений о природе, что это дополняет все знания из книг и учебников. Я горжусь, что занималась с такими школьниками. А однажды среди иностранных гостей я встречалась с архитекторами комплекса Российско-китайского университета в Шеньджене и в долгой экскурсии рассказывала об архитектурных смыслах и пропорциях высотного здания МГУ, и то, что её силуэт стал важным символом всей российской науки.
 
САТИНО И МОИ ДРУЗЬЯ
Первая долгая и самая главная практика для всех студентов Географического факультета – это практика на Сатинской учебно-научной базе. О Сатино писали и говорили уже многие, я тоже могу посвятить этому целый роман... но всё же самое главное, что Сатино – это феномен, объединяющий в себе столько чувств и переживаний, что это слово стало всеобъемлющим символом нашего факультета. 
 
Моя мама проходила практику на первом курсе в Красновидово, она любила его и показывала нам эти края. Но водохранилище, увы, скрыло большую часть тропинок полевых маршрутов и романтических прогулок студентов 1950-х - начала 1960-х годов. А Сатино, несмотря на то, что теперь так сильно изменилось и застроено дачами, всё же продолжает сохранять знакомые нам черты ландшафта. Они не могут стереться из памяти, потому что все исхожены и изучены в течение двух летних месяцев практики. 
Каждая тропинка пройдена летними ночами, из которых только несколько было проведено в палатке. Как мы находили дорогу в лагерь ночью без фонарей и дорог, я не понимаю! 
 
Столько новых песен я впервые услышала в Сатино от своих друзей у ночных костров и днём в палатке, что мне не хватило блокнота, что бы их записать! А эта привычка у меня от родителей, которые тоже записывали в блокноты песни и стихи. Их нельзя было найти в интернете, потому что интернета просто не было. За пластинками бардов, или их сборниками приходилось просто охотиться. 
 
Сатино - это удивительная школа жизни и профессии. Спасибо всем нашим преподавателям и руководителям. Когда я сама стала проводить практику по топографии, этот опыт помог мне правильно распределять работу и бережно относиться к студентам, учить их любить и понимать съёмку и геодезические приборы, как учил нас В.С. Кусов и многие другие сотрудники моей любимой кафедры картографии.
 
ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ И ГЕОГРАФИЯ
Моя история получается такой долгой, что может не хватить терпения её дочитать. Я поняла, что записать все мои воспоминания и мысли необходимо отдельно. Очень хочется сказать, какое впечатление на меня произвели знаменитые спектакли и эпопеозы, поставленные на сцене Дворца культуры МГУ. 
Это не только восхитительные и мудрые песни А. Иващенко и Г. Васильева, но и замечательные мысли о самой ГЕОГРАФИИ. Мне понравились слова, услышанные тогда от Алексея Иващенко, что «каждый человек должен сначала поучиться на Географическом факультете, а потом выбирать профессию себе по душе». В молодости я воспринимала эти слова, как то, что наш факультет самый лучший в мире, а теперь я убеждаюсь всё больше и больше, как важно всем изучать географию – эту сложную и многогранную науку. 
 
Изучать её, конечно, не обязательно на Географическом факультете МГУ: и в школе, и других вузах, можно читать книги, смотреть научные фильмы. Но развивать это научное знание необходимо именно в университетах и институтах. Не так просто понять законы природы, как кажется на первый взгляд. Среди книг моих родителей всегда были труды по физике, химии, биологии. Все естественные науки тесно связаны между собой, география объединяет и использует их все. Моя мама учила меня, что учёный не должен часто употреблять слово «загадка», надо стараться исследовать проблему, объяснять закономерности, а для этого наблюдать, как и положено настоящему натуралисту и географу. 
 
Вы, конечно, согласитесь с этим, когда вспомните о таких разных направлениях, как гидрология и метеорология, океанология и картография, биогеография и геохимия ландшафтов, экономическая география и гляциология, экология и геоморфология. Их методы - наблюдение, описание, измерение, обработка, отражение на картах и другие. Нет пределов человеческому познанию, а значит, что жизнь не будет бессмысленна и темна, ведь существование цивилизации возможно только со знанием о природе.
 
Всех причастных поздравляю с профессиональным Днём географа! Я рада, что в России учреждён этот праздник!
 
 
ИРИНА ГОЛИЦЫНА, выпускница 1981 года кафедры экономической географии зарубежных социалистических стран (ныне география мирового хозяйства). С 1992 года - международные компании Chupa Chups, Estee Lauder, Carrera y Carrera и др. Работа в Испании, Португалии, Бразилии, США. Продюсер телекомпании Globo (Бразилия) и многое другое, что под силу только географу!
 
ГЕОГРАФИЯ FOREVER! 
Даже если в вашей трудовой книжке нет слова «географ»...
 
Я не из тех, кому повезло остаться в географии. Если не считать первые 10 лет работы на кафедре ЭГЗСС (ГМХ), остальные 30 лет я провела в областях от нее далеких.
Chupa Chups, Estee Lauder, Carrera y Carrera – продажи, дистрибьюция, бюджеты, роялти, ну какая еще география?!
А вот и нет! 
В день рождения геофака обещала доказать, что для географии есть место практически в любой сфере деятельности, было бы желание. Оно, правда, быстро исчезает, если судьба забрасывает выпускника в банк, недвижимость, страхование, политику и еще черт знает куда. Вместе с дипломами в дальний угол летят знания и навыки, полученные на факультете, а выпускники становятся просто финансистами, просто экономистами, просто кем-то еще, подстраиваясь под должностные инструкции, требования начальника и устоявшиеся стереотипы. 
 
А как же географический подход, наблюдательность, пространственное мышление?! Ребята, да это нам дает такие преимущества, которыми не обладают выпускники самых престижных вузов мира. Наши знания и навыки дадут фору маркетологам, экономистам, финансистам вместе взятым. Надо только не забывать, что мы географы!
 
Держите пару реальных историй из бизнеса, которых могло не быть, если бы 40 лет назад я не закончила геофак. Кому-то эти кейсы покажутся примитивными, кому-то наивными, но они принесли немалые миллионы владельцам бизнеса, а заодно и радость потребителям. И виной тому география!
 
История 1. Чупа Чупс и метеорология.
Ну и что тут общего? - скажет скептик…
 
Начало 2000-х. В компании Чупа Чупс, кроме знаменитых карамелек на палочке, были шоколадные яйца с игрушкой, типа Киндер Сюрприз. Большинство дистрибьторов Чупа Чупс уже торговали Киндер Сюрпризом. А значит, продавать конкурента не могли – эксклюзив, понимаешь. 
 
А мне жуть как хотелось завезти в Россию Чупу Сюрприз. Очень хороши были игрушки внутри чуповских яиц - не простенькие фигурки Киндер Сюрприза, а сборные конструкции, развивающие мышление и мелкую моторику. Да и продаж бы они нам добавили.
 
Это были годы, когда в магазинах еще не стояли холодильники и кондиционеры, и весеннее тепло естественным путем вытесняло тающие шоколадные яйца с прилавков. Датой окончания сезонной продажи Киндер Сюрприза из года в год оставалось 25 апреля. Это был мой шанс! 
 
Ну скажите, какому маркетологу придет в голову узнавать погоду на ближайший месяц? Они же всё больше по стратегии, а в их стратегии всё измеряется сезонами, годами. Но только не у географа! Звонок однокурснице в Гидрометцентр: Что там у нас с погодой на май? – Холодно будет…
 
Заказываю в Россию несколько фур шоколадных яиц Чупа Сюрприз. Наступает 25 апреля – на дворе непривычная прохлада. Но график неповоротливых монстров строг – Киндер Сюрприз убирают с прилавков, увозя на холодные склады компании. А на следующий день шоколадные яйца Чупа Сюрприз занимают в магазинах все освободившиеся места.
 
Никакие рекламные кампании и миллионные инвестиции не могли сравниться с тем эффектом, которого мы добились благодаря всего лишь одному звонку другу географу. Чупа Сюрприз вошел на рынок и на долгие годы стал достойным конкурентом и головной болью компании Ферреро.
 
История 2. Чупа Чупс и карты.
Не игральные – географические!
 
Компания Чупа Чупс отправила меня в Бразилию поднимать продажи карамели. Напутствие было вполне географическое: Россия и Бразилия похожи! Территории большие, населения много, климат чуток отличается, но это уже мелочь. Короче, с Россией справилась, справишься и с Бразилией. Но моя география на этом беглом сравнении не закончилась.
 
Первое, что я сделала, приехав в Сан-Пауло, заказала три карты:
- карту плотности населения;
- карту городов;
- карту транспорта.
 
Бразильские коллеги недоумевали – нам тут продавать нужно, а она в карты играет.
Через неделю получаю три огромные настенные карты. Их масштаб превосходил мои ожидания, но с чем с чем, а с картами географ справится всегда.
 
Наложила одну карту на другую, нанесла склады дистрибьюторов, рассчитала между ними расстояния, учла плотность населения, расположение городов, транспортную доступность, добавила круги разного диаметра и линии разной ширины, еще немного поколдовала и… план захвата Бразилии испанской карамелью Чупа Чупс был готов! 
 
А еще через 9 месяцев объем продаж вырос с крошечных 3 миллионов до 14 миллионов долларов. Географическая мама родила крепкого бизнес-ребенка. Как тут не воскликнуть: Да здравствует альма-матерь!
 
За 30 лет в бизнесе историй, когда география мне помогала решать сложные задачи, обойти конкурентов, создать новый продукт, было масса. Но сегодня не последний ГЕОпраздник, который мы отмечаем – будут еще поводы рассказать и другие бизнес-кейсы.
 
А сейчас, друзья, ваша очередь! 
Есть ли у вас истории, когда в областях, не связанных с географией, вам помогли пространственное мышление, географический подход, знания и навыки, полученные на геофаке? Напишите о них.
 
И всегда помните, где бы мы не работали, у нас есть мощное преимущество перед другими специалистами: МЫ - ГЕОГРАФЫ!
 
 
ВАЛЕНТИН КУРТЕЕВ, выпускник 1977 года кафедры геодезии и картографии, ведущий специалист СОПС, член-корреспондент Российской Экологической академии: 
НЕПРАЗДНИЧНЫЕ МЫСЛИ
Эй, географы! 
Прошлые и настоящие! К будущим не обращаюсь. Учитывая темпы вымирания романтиков и фанатиков от географии – это всё-таки племя с явными признаками депопуляции. Увы!
Нет Пржевальского, Семенова (который Тянь-Шаньский), нет Салищева, Саушкина, Тушинского, Рычагова, Обручева, исчезли Беринг, Лазарев, Атласов, Крашенинников, Шмидт, Ширшов, Папанин, Трешников и всех не перечислить...
 
Наше поколение училось добросовестно, даже в Сатино, где много отвлекающих от науки соблазнов. Любимец курса Аркашка Вишняков с производительностью экскаватора рыл почвенные разрезы. Его будущая жена выбрала кафедру почвоведения. Надо было соответствовать. Ваш покорный слуга на топографии получил за практику 5++, занесенную в зачетку, чем ввел в некоторое удивление учебную часть. Идеальный теодолитный ход с нулевой невязкой по Х и 15 мм по Y. Плюс идеальный планшет с рельефом, вычерченным картографической тушью. И не потому старался, что моя будущая жена уже училась на кафедре картографии. Сам был картографом по призванию.
 
А в свободное от учёбы время на спор с местными шоферюгами реанимировал из металлолома мотоцикл М-72 и напару с Вишняковым катался по сельским дорогам по местам проведения остальных практик. Пока начальник базы Евгений Иванович Никулин не застукал нас на шоссе достаточно далеко от базы. 
 
А как инструктор по туризму я учил однокурсников наводить навесные переправы через водные преграды. Цирковой номер, должен вам заметить, где успех мероприятия находился в нелинейной зависимости от массы взгромождаемого на переправу тела. 
 
А музыкальные наши приоритеты были расставлены, хоть и отдавая дань легендам рок-музыки, всё-таки в пользу Кукина, Городницкого, Дольского, Визбора, Высоцкого, песни которых поют до сих пор и не только романтики от географии. Почти все популярные в те годы западные музыканты (за редчайшим исключением) давно скончались и забыты, а Дольского и Кукина поют студенты РХТУ Менделеева сегодня. И Ивасей тоже. Но в наше время они ещё в школе учились.
 
Мы, в отличие от более поздних генераций сатинских студентов, пристальное внимание уделяли и вопросам охраны природы. Венцом этой деятельности стало пресечение факта браконьерства на Протве, с изъятием незаконных орудий лова и прочими мелкими деталями. Увы, браконьером оказался малолетний сын председателя колхоза, со всеми вытекающими для инициативного инспектора и базы в целом последствиями.
 
Увы, окончания сатинской практики мне увидеть не удалось. Меня ждали Магадан, золото Колымы, пик Стремительный в Аннычаге, день рождения на озере Танцующих хариусов. 
А когда весь курс совершенствовал свою спортивную форму, повторяя многократно упражнение "наклоны вперед" на картофельном поле в Поречье, я кормил колымских комаров, сам ел свежевыловленных хариусов и только что подстреленных куропаток, копировал геологические карты, рассекал по Тенькинской трассе и прилегающим грунтовкам, колотил образцы золотоносных пород, мыл шлихи, топтал тундру, траверсом прошёл легендарный массив Бутугычаг с его лагерями. Есть что вспомнить, но не здесь.
 
Возвращаясь к географии, хочу отметить, что можно перестать удивляться общей деградации географической науки, сдаче позиций особенно в сфере экологии и картографии, где правят бал экономисты и кибернетики. В результате вся охрана природы закончилась денежными поборами по принципу "загрязнитель платит" и чем грязнее производство, тем полнее бюджет. А кибернетики гнут меридианы в конической проекции, будто смотрят на них в профиль.
 
Мне просто стыдно за географов, что в угоду малограмотным политикам они не восстают против пресловутого депонирования углерода, которое произошло в карбоне, и повториться вряд ли сможет, если мы не спилим все леса и немедленно не утопим их глубоко в болоте. Спецы-экологи не хотят или не могут объяснить малограмотному народу с весьма средним образованием смысл и результаты реакции фотосинтеза. Баланс вековой по углероду у леса нулевой. Все разговоры про углеродные платежи и безуглеродную энергетику ведутся только с целью поднять плату за всё. Не изменив при этом ничего. 
 
Ещё в середине прошлого века польский писатель Станислав Ежи Лец сказал – "Нет возврата в пещеры. Нас слишком много". Электробусы, заменившие безвредные троллейбусы, тратят на те же перевозки вдвое больше энергии, загрязняя среду отходами производства и утилизации аккумуляторов и изымая безвозвратно целый букет полезных ископаемых.
  
А на тему состояния современной картографии разговор будет отдельный, так как широкому кругу бывших студентов-географов, в большинстве не ставших ни новыми Анучиными, Баранскими, Арсеьевыми, Афанасиями Никитиными, ни капитанами Татариновыми из "Двух капитанов" это неинтересно и непонятно. 
Успехов вам, географы, тем, кто останется после нас!
 
ВАЛЕНТИН КУРТЕЕВ, картограф, розлив 1977 года, два раза эколог, топограф, геолог, радист, охранник земель Московской области, летчик-бортоператор АСМОС Ил-103, нач. ситуационного центра МПР РФ, инженер Рослесозащиты, инженер Центральной базы авиалесоохраны, ведущий специалист СОПС (в настоящее время), член-корреспондент Российской Экологической академии. 
 
 
"ГЕОГРАФЫ - ЛУЧШИЕ ЛЮДИ ЗЕМЛИ" - это фрагмент из фильма "Сатино. 2002" - "Глава II".Фильм о 2 Съезде географов в Сатино (сентябрь 2002 г.). Режиссёр - Олег Костров (видеооператор Калужского ТВ) - https://www.youtube.com/watch?v=RdvqEV8gOAw&t=5s

 

 А наука всё ещё существует! И географы ещё пытаются быть полезными своими знаниями. 
С праздником, друзья-географы! Сил вам выстоять и быть услышанными!
 
О геофаке, географии и географах - ЮЛИЯ КОЛЕСНИК, ЕКАТЕРИНА ЛАПТЕВА, ИРИНА ГОЛИЦЫНА и совсем непраздничные мысли ВАЛЕНТИНА КУРТЕЕВА. 
 
ЮЛИЯ КОЛЕСНИК, кинорежиссёр, выпускница 1992 года кафедры социально-экономической географии зарубежных стран:
 
О ГЕОФАКЕ
Я считаю, что мне невероятно повезло учиться на геофаке. Пять лет, проведенные на факультете, подарили мне самых лучших друзей – друзей на всю жизнь, несмотря на то, что с некоторыми из них мы давно живем на разных континентах. Практики и экспедиции, Сатино и наша незабываемая картошка на первом курсе научили принимать и любить людей такими, какие они есть, со всеми их недостатками и достоинствами, научили прощать слабости и не прощать подлость (хотя с последней за всё время на факультете я не столкнулась ни разу). 
 
Лучшие в мире преподаватели и профессора дали знания об удивительном мире, в котором мы живем, широчайший кругозор (пользуюсь всем этим до сих пор!) и научили меня постоянно учиться, познавая новое, чем я продолжаю заниматься и сегодня. 
 
Географическое образование...
свернуть
17:08:2021
 
15 августа 2021 года ушел из жизни ЮРИЙ РОСТИСЛАВОВИЧ НАЛБАНДОВ, выпускник 1973 года кафедры океанологии, старший научный сотрудник Лаборатории биогидрохимии, крупный специалист в области морской гидрохимии.
 
Юрий Ростиславович в 1973 г. окончил кафедру океанологи МГУ им. М.В. Ломоносова. В Институт океанологии он пришел в 1976 г. и за 45 лет прошел все научные ступени от старшего лаборанта до старшего научного сотрудника. Он был опытным полевым исследователем, работал в экспедициях Института во многих районах Океана. Его особой любовью было Черное море, где он много сделал для понимания гидрохимического режима этого сложного бассейна. Во всех экспедициях Юрий Ростиславович был ключевой фигурой в отрядах гидрохимии.
 
Ю.Р. Налбандов – крупнейший в Институте специалист по автоматическим анализаторам химического состава морской воды, он был первым, кто внедрил и начал эксплуатировать анализаторы в экспедиционных условиях. Много времени он посвятил техническим решением непрерывной подачи проб с помощью проточной системы с больших глубин. Исследования Юрия Ростиславовича о влиянии дискретности отбора на достоверность гидрохимической информации («эффект стандартного батометра») и о привязанности гидрохимических экстремумов в Черном море к определенным плотностным границам в настоящее время относятся к классическим гидрохимическим работам, на них во многом опираются современные исследования.
 
Важным направлением научной деятельности Ю.Р. Налбандова стало создание Банка данных «Гидрохимия Мирового океана» и на его основе региональных гидролого-гидрохимических атласов, в которых обобщены данные по гидрохимическому составу и гидрологическим параметрам вод отдельных морей за весь период наблюдений. В 2000 году им был выпущен Атлас «Чёрное море 2000», в 2008 - «Атлас Каспийского моря», в 2010 - атлас «Белое море». Эти электронные атласы стали «настольными книгами» у многих специалистов – гидрохимиков. Юрий Ростиславович автор уникальных компьютерных программ для работы с большими массивами данных и создания специализированных файлов для дальнейшего использования данных в программах визуализации.
 
Юрий Ростиславович автор более 50 научных трудов. Проблемы со здоровьем в последние годы не позволяли ему участвовать в морских экспедициях, которые он любил все душой. Однако его врожденное желание быть полезным общему делу дало импульс для создания электронной библиотеки. На протяжении многих лет он вручную сканировал и собирал все важнейшие книги по океанологии и смежным наукам, сборники зарубежных статей, которые существовали только в печатном виде, периодические журналы и много другой, часто уникальной и труднодоступной, печатной информации, которую перевел в электронный вид. Он с удовольствием делился со всеми этой электронной библиотекой, планировал разместить ее на сайте Института, чтобы максимально расширить круг пользователей. В последнее время он говорил: «Лебединая песня: пытаюсь родить способ расчёта и рисования разрезов и карт экстремумов гидрохимических параметров по плотности». Не успел.
 
Юрий Ростиславович был человеком, преданным науке и Институту. Он отлично знал Океан, обладал критическим умом и принципиальной профессиональной позицией. Обсуждение научных вопросов с ним было делом нелегким, но всегда продуктивным.
 
Юрий Ростиславович стал третьим за последний год ушедшим старожилом Лаборатории биогидрохимии. Мы будем помнить Юрия Ростиславовича за его дружелюбие и доброту, отзывчивость и желание помочь, за его юмор и меткие афоризмы, за преданность делу и научную эрудицию. Нам будет очень не хватать его опыта, знаний и слов поддержки. Мы приносим искренние соболезнования родным Юрия Ростиславовича. Светлая ему память.
                                                                                                                                                       Коллектив направления Экологии морей и океанов
 
 
ПАМЯТИ ЮРЫ НАЛБАНДОВА
 
С огромным сожалением узнали о том, что ушел из жизни наш сокурсник, выпускник Кафедры океанологии 1973 г. Юрий Ростиславович Налбандов. Еще одна жертва всепожирающего чудовища под названием Ковид-19. Трудно смириться с потерей, с мыслью о том, что не придется уже больше встретиться здесь, в этом мире. Добрейший, чудеснейший Юрочка, без конца внимательный и чуткий. Застенчивый и нерешительный, что не позволило ему в полной мере реализовать свои феноменальные способности в гидрохимии, где он был отличным специалистом. Всегда был готов прийти любому на помощь. Старался быть в тени и не высовываться лишний раз без надобности. Дарил нам своё внимание и дружбу. Спасибо бесконечно за это. Скорбим и помним!
                                                                                                                                 Наташа и Юра ГНАТОВСКИЕ, однокурсники и друзья
 
Ушёл Юра Налбандов... Ещё одна печальная весть. Навалилась тяжестью. Грузи на себя, грузи... Говорю себе. А из-под этой тяжести встаёт перед глазами образ позитивного, веселого молодого человека, очень толкового и неординарного! Таким я его запомнил в студенческие годы. Встретились потом лишь в 2003 году. И ничего в нем не изменилось!По отрывочные сведениям знал, что он предан нашему делу, целеустремленный исследователь. "Сидит" годами на станции где-то на Севере, в Дальних Зеленцах. Меня отошедшего в рутинную практику, такие известия воодушевляли и поддерживали. Жизнь развела нас на многие годы. Что толку сейчас укорять себя за то, что можно было сделать и не сделал... Потом, позже, завтра... И вот так и случается. Не такая большая была наша группа океанологов. Ушли способные, талантливые ребята - Валера Ясюков, Леша Блатов, Саша Михинов, Валя Тужилкин, Юра Поляков... И теперь, не верится, Юра Налбандов... Яркие, увлечённые, многообещающие! Мои москвичи! Всегда будет со мной это связанное с ними, возвышающее молодое чувство - яркой полосой на фоне всех лет в МГУ!   
"Друзья уходят как-то невзначай...
Друзья уходят в прошлое, как в замять...
И мы смеемся с новыми друзьями.
А старых вспоминаем по ночам..."
 
Светлая память...
                                       Василий ГОЛЯК, выпускник кафедры океанологии 1973 года
 
 
Для меня Юра человек веселый и жизнерадостный. Не случайно - на всех фотографиях он с улыбкой. Другим я его просто не знал. Последнее время мы общались очень мало, к сожалению. Надеюсь, в будущем наверстать 
 
Спасибо, Юра! Ты опять  
Разбередил, проказник, душу. 
А то так  тягостен и душен 
Весь август, лету не под стать. 
 
Все наши встречи - как вчера. 
Какое время было, помнишь? 
Ты это явно не одобришь, 
Но что поделаешь, пора: 
 
Пирог поминный, скорбный стол 
И нить связующая рвется... 
А мы, ну что нам остается? 
Твой старый добрый рок-н-ролл! 
 
Юрий ЗОТОВ, выпускник кафедры океанологии 1973 года
 
 
                    Юрий Налбандов
 
                  На встрече с однокурсниками. Юрий Налбандов в центре. 2003 год.
 
 На юбилее своего выпуска-1973. Океанологи. Юрий Налбандов справа. Май 2008 года.
 
 
На юбилее своего выпуска-1973. Справа налево: Юрий Налбандов, Светлана Сазанова и Юрий Зотов. Май 2008 года.
 
15 августа 2021 года ушел из жизни ЮРИЙ РОСТИСЛАВОВИЧ НАЛБАНДОВ, выпускник 1973 года кафедры океанологии, старший научный сотрудник Лаборатории биогидрохимии, крупный специалист в области морской гидрохимии.
 
Юрий Ростиславович в 1973 г. окончил кафедру океанологи МГУ им. М.В. Ломоносова. В Институт океанологии он пришел в 1976 г. и за 45 лет прошел все научные ступени от старшего лаборанта до старшего научного сотрудника. Он был опытным полевым исследователем, работал в экспедициях Института во многих районах Океана. Его особой любовью было Черное море, где он много сделал для понимания гидрохимического режима этого сложного бассейна. Во всех экспедициях Юрий Ростиславович был ключевой фигурой в отрядах гидрохимии.
 
Ю.Р. Налбандов – крупнейший в Институте специалист по автоматическим анализаторам химического состава морской воды, он был первым, кто внедрил и начал эксплуатировать анализаторы в экспедиционных условиях. Много времени он посвятил техническим решением непрерывной подачи проб с помощью проточной системы с больших глубин. Исследования Юрия Ростиславовича о влиянии дискретности отбора на достоверность гидрохимической информации («эффект стандартного батометра») и о привязанности гидрохимических экстремумов в Черном море к определенным...
свернуть
15:08:2021
 
О её досатинском периоде рассказывает ВЕРА ПАВЛОВНА ЧИЖОВА, удивительный человек, великолепный ученый, крупнейший специалист по ландшафтоведению, рекреационной географии и экологическому туризму, вед.н.с. ГФ МГУ. Человек, создавший и бессменно руководивший ГРУППОЙ ОХРАНЫ ПРИРОДЫ (ГОП) геофака, давший дорогу в жизнь огромному количеству студентов факультета. 
 
ВЕРА ПАВЛОВНА ЧИЖОВА
 
ДОСАТИНСКИЙ ПЕРИОД УЧЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 КУРСА - 1961 ГОД
 
Название периода, к которому привязаны мои воспоминания, звучит как дореволюционный, что означает неопровержимую древность. Это действительно было давным-давно, в 1960 году, когда я, провинциальная девушка 16-ти с половиной лет, с небольшим фибровым чемоданчиком приехала в плацкартном вагоне из Туапсе в Москву поступать не куда-нибудь, а в сам МГУ! По принципу: «Если падать – так с верблюда».
 
Но, к моему удивлению, я поступила без особых трудностей, всего с одной четвёркой, и выбрала кафедру физической географии СССР (тогда кафедру надо было выбирать сразу, до поступления). Главный повод для такого выбора был прост и незатейлив: эта кафедра стояла в списке первой! Список был вывешен на 18 этаже, на доске объявлений для абитуриентов, и именно здесь я узнала, что факультет, оказывается, состоит из множества кафедр (справочника для поступающих у меня не было вообще). 
Здесь же я узнала, что в этом году впервые вместо истории надо будет сдавать физику (а всего экзаменов было 5: математика устно и письменно, сочинение, иностранный язык и физика). И я страшно обрадовалась: точные науки мне давались гораздо легче. А на экзамене по физике мне ещё раз повезло – попалась задачка на второй закон Ньютона, который знают даже троечники. А я закончила школу почти отличницей: четвёрки у меня были только по естествознанию, новейшей истории и конституции (да-да, был и такой предмет!).
 
А ближе к весне выяснилось, что в тот год в верховьях Москвы-реки, там, где находилась наша Красновидовская учебно-научная база географического факультета, создали Можайское водохранилище. И все отличительные детали долинного рельефа (пойма, террасы, придолинные склоны) были затоплены. А без них какая же может быть геодезическая практика, которая шла в списке первой? Да и лесá по берегам нового водоёма были подтоплены, и потому состав лесного биоценоза не соответствовал влажности почвы – ещё не приспособился. 
 
В результате практику первого месяца перенесли в окрестности деревни Тихоново – чуть ниже по течению Москвы-реки, ниже плотины. Деревенька маленькая – сейчас в ней насчитывается всего лишь 70 человек и 1 улица.
От этой практики в памяти мало чего осталось. Единственное, что хорошо помню, именно здесь выяснилось, что мне очень трудно подчиняться кому бы то ни было – гораздо легче руководить самой. Поэтому через некоторое время наш бригадир Боря негласно сдал мне свои полномочия и остался ответственным только за геодезические приборы. Кстати, дальнейшая моя жизнь в МГУ (а она и до сих пор продолжается здесь) показала справедливость такого вывода: руководить студенческим коллективом у меня получается гораздо проще и лучше, нежели подчиняться своим сверстникам или молодым преподавателям/сотрудникам.
 
Но как бы то ни было, первый месяц практики благополучно закончился, и мы выехали на поезде в Хибины на вторую часть практики – так называемую «дальнюю». В Хибинах мне понравилось всё: и сама база, и бытовые условия, и общение с преподавателями. А главное – необычная природа Русского Севера, не тающие даже в середине лета снежники и настоящие ледники, узкие ущелья с почти вертикальными скальными стенками, тундровая растительность с совершенно новыми для меня видами: толокнянка, шикша, карликовая берёзка и прочее. А ещё я тут впервые в жизни увидела болота. Но не те болота, которые, как говорится в детской загадке, «не вода и не суша: на лодке не уплывёшь и ногами не пройдёшь» - такие болота я открыла для себя только после второго курса на практике в Мещёре. А здесь были тундровые болота…
 
Но больше, чем болота, меня поразили так называемые полигональные тундры, образование которых показалось мне необычайно занимательным, и потому я постараюсь в двух словах вам рассказать об этом. Постоянное чередование циклов таяния и замерзания вечной мерзлоты вызывает растрескивание почвы. В трещинах формируются ледяные клинья, которые постепенно выталкивают на поверхность почву, и получаются своего рода валики, на которых тут же поселяется растительность. Но самое интересное, что получается не хаотичный рисунок, а именно полигоны, внутренняя поверхность которых остаётся практически обнажённой. Больше я такого не видела нигде (да я и в тундре-то редко бывала), поэтому эта картина так и стоит у меня перед глазами вот уже более полувека.
 
А ещё – о местных названиях! Я конечно, мало что помню, но ручей Юкспоррйок, ущелье Рамзая (гигантская трещина в горном массиве) или плато Расвумчорр – никогда не забуду… И кстати: песню-репортаж «На плато Расвумчорр» Юрий Визбор написал аккурат в 1961 году, когда и проходила наша практика. Поэтому привожу её здесь целиком:
 
На плато Расвумчорр не приходит весна,
На плато Расвумчорр все снега да снега, 
Всё зима да зима, всё ветров кутерьма, 
Восемнадцать ребят, три недели пурга.
 
Мы сидим за столом, курим крепкий табак.
Через час вылезать нам на крышу Хибин
И ломиться сквозь вой, продираться сквозь мрак, 
Головой упираясь в проклятье пурги.
 
А пока мы сидим за дощатым столом,
Курит старший механик столичный «Дукат», 
Привезённый сюда сквозь жестокий циклон
В двух карманах московского пиджака.
 
Он сидит и грустит неизвестно о чём, 
Мой милейший механик, начальник дорог.
Через час ему биться с плато Расвумчорр,
По дороге идя впереди тракторов.
 
Потому что дорога несчастий полна
И бульдозеру нужно мужское плечо, 
Потому что сюда не приходит весна —
На затылок Хибин, на плато Расвумчорр.
 
По сегодняшний день, по сегодняшний час
Мы как черти здоровы, есть харч и табак, 
Мы ещё не устали друзей выручать, 
Мы ещё не привыкли сидеть на бобах.
 
Нас идет восемнадцать здоровых мужчин, 
Забинтованных снегом, потёртых судьбой, —
Восемнадцать разлук, восемнадцать причин, 
Восемнадцать надежд на рассвет голубой.
 
Что вам снится, девчата, в неведомых снах? 
Если снег и разлука, то это не сон…
На плато Расвумчорр не приходит весна —
Мы идем через вьюгу, надежду несём.
                          1961 год
 
 
По идее после практики первого курса идут последующие – после второго и третьего. Но мои воспоминания об этих практиках гораздо менее впечатляющи (по крайней мере, мне так кажется), чем о последней, после 4-го курса. Чего стóит одно только начало её…
 
ПРЕДДИПЛОМНАЯ ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ПРАКТИКА 4 КУРСА - 1964 ГОД
 
Как-то раз в середине весны 1964 года мне предложили поучаствовать в работе геохимического отряда какого-то неведомого мне научно-исследовательского института АН СССР. Полевые работы должны были проходить на территории Грузии и Армении. Я, конечно же, сразу согласилась, пока не передумали те, кто это предложил. Кавказ, тем более горный, я любила всегда, с раннего детства, а тембр голоса кавказских народов мне всегда казался музыкой. Добавлял экзотики тот факт, что добираться до места практики мне предстояло на самолёте – впервые в жизни!
 
Сведущие люди предупредили, что с непривычки меня может подташнивать в полёте и посоветовали взять с собой что-нибудь солёненькое. Ничего другого я не придумала, как взять пару солёных огурцов. Полиэтиленовых пакетов тогда ещё не было, и потому я их просто завернула в листок бумаги. И положила в карман.
 
Полёт прошёл нормально. Болтанки не было, вид из окна был замечательный, и огурцы вроде бы не пригодились. Но по прилёте мои коллеги из полевого отряда (их было человек 5-6, и все были мне незнакомые) предложили поужинать в ресторане аэропорта, поскольку добираться до места ещё долго, и надо бы перекусить. Меню было достаточно разнообразное, и, как сказал наш руководитель: «Не хватает только солёных огурцов». 
 
И каково же было удивление моих взрослых коллег, когда я, как по мановению волшебной палочки, тут же достала из кармана два солёных огурца. И тут они впервые за день обратили на меня внимание: мол, а девчонка-то не так проста, как кажется. Молчит-молчит – и вдруг оказывается почти что фокусником…
 
Так простой совет моих соседей (к тому времени я уже полгода как вышла замуж за своего одногруппника Алексея и переехала из общежития на улицу Горького – ныне Тверскую, где в коммунальной квартире проживали его родители) сыграл важную роль в формировании моего – как бы сейчас сказали – имиджа.
 
В нашем геохимическом отряде было всего 5 человек, а остальные члены полевой партии, человек 10, были геологами. Жили мы в палатках на большой поляне посреди леса двумя соседними отрядами, каждый из них имел не только свою программу исследований, но и самостоятельно вёл своё хозяйство. Задачей нашего отряда было геохимическое описание территории месторождения полиметаллов. Причём первая часть работ проходила на территории Грузии (70 км от Тбилиси), а вторая – в Армении (недалеко от г. Иджеван). Именно по материалам, собранным на этом армянском месторождении, я потом писала свою дипломную работу. На всё про всё было отведено 4 месяца: с июня по сентябрь.
 
Суть работы заключалась в отборе проб разных ярусов леса (древостой, подрост, подлесок и травяной покров) с помощью секатора. На каждой точке профиля (через каждые 100 м) надо было аккуратно срезать по 5 различных проб каждого яруса. Работа была несложная, и уже через неделю я ходила в маршрут самостоятельно, т.е. без штатного сотрудника, а лишь в сопровождении рабочей Татьяны. Она была тоже из Москвы, чуть старше меня, и нам вместе было интересно. Делали мы всё быстро, и уже к обеду заканчивали дневную программу и выбирали обратный путь до лагеря сообразно своим интересам: то забраться на небольшую вершину и посмотреть сверху на окрестности, то посетить развалины древнего храма… 
 
Потом в лагере мы резали собранные «букеты» на маленькие кусочки и сжигали их на костре в специальных железных противнях с отдельными ячейками для каждой пробы. Полученные продукты сжигания складывали в специальные самодельные бумажные конверты (одна из нас следила за костром, чтобы он горел равномерно, а вторая делала эти конверты), которые потом мы же с Татьяной и «дожигали» в сентябре в специальной лаборатории в Тбилиси в так называемых муфельных печах. На это камеральное дело было отведено 2 недели в конце сентября, в течение которых мы жили уже в столице Грузии, на территории турбазы.
 
Примерно такая же программа работ была и в Армении, только с той разницей, что в Грузии это были окрестности действующего месторождения, а в Армении – закрытого в начале 20-го века в связи с истощением запасов.
Помимо работы были у нас и выходные дни, которые мы «копили» для дальних путешествий: побывать на Кавказе и видеть с утра до вечера только пробы да огонь костра – было бы обидно. Таких путешествий в сэкономленное от работы время у нас было два: одно – на Севан, другое – в Тбилиси. Второе было более насыщенным событиями и потому помнится лучше.
 
Ехать в Тбилиси двум русским девушкам без сопровождения было нельзя, и потому мы с радостью согласились на предложение показать нам свою столицу двух знакомых геологов с месторождения: Рустама и Джандо. Однако сначала надо было согласовать этот вопрос с нашей начальницей Светланой, для чего они галантно пригласили нас всех троих к себе в общежитие на месторождении на товарищеский ужин. И только после этого спросили её разрешения показать нам саму столицу за пару дней.
 
За эти два дня мы успели посмотреть не только сам город, но и съездить на горный курорт на озеро Лиси, а вечером посетить Грузинский театр оперы и балета имени Захария Палиашвили на проспекте Руставели. Опера называлась «Абесалом и Этери». Она была создана по мотивам средневекового грузинского сказания с исполнением стихов великого поэта Грузии Шота Руставели. Поэт жил в 12-м веке и известен всему миру как автор одного из величайших произведений грузинской литературы «Витязь в тигровой шкуре». 
 
Мне запомнилось всё: само здание театра, построенное в неомавританском стиле, необычно нарядная и изысканно одетая публика. А сама музыка Захария Палиашвили и грузинский язык в оперном звучании потряс настолько, что в конце, когда главные герои поют прощальную песню, я заплакала. После окончания спектакля ребята спросили меня, неужели я знаю грузинский язык, что опера меня так растрогала. Я промолчала: иногда не нужны никакие слова, чтобы на глазах появились слёзы.
 
Возвращаться домой не хотелось, и мы решили посетить гору Мтацминда, возвышающуюся в центральной части города. На склоне этой горы находится пантеон с некрополем известных писателей, поэтов, артистов, учёных и общественных деятелей. Там же похоронен и Александр Грибоедов, известный всем российским школьникам и взрослым как автор «комедии в стихах» (как он сам её назвал) – «Горе от ума», а также его жена Нино Чавчавадзе. 
Мы доехали туда на фуникулёре, а потом поднялись на самую вершину горы, в городской парк. И решили прокатиться на огромном колесе обозрения, откуда виден весь Тбилиси. Наши ребята не захотели кататься на колесе и остались ждать нас внизу. А когда колесо подняло нас с Татьяной на самый верх, вдруг случилось неожиданное: во всём парке погас свет – и мы зависли. Потом налетел ветер: нас стало раскачивать. Было очень холодно и страшно. Те, кто был пониже, добрались до земли по канатам, а мы висели долгих два часа – до самой полной темноты, когда на небе уже появились звёзды. Тут уже нашим ребятам-геологам разрешили вручную крутить наше колесо, и таким образом мы были спасены.
 
...Это было в 1964 году, 57 лет назад. А кажется, что вчера... 
 
               Студенческая практика в Хибинах. Полевой лагерь. 1961 год.
 
                                                               Вера Чижова
 
                                                       Вера Павловна Чижова
 
О её досатинском периоде рассказывает ВЕРА ПАВЛОВНА ЧИЖОВА, удивительный человек, великолепный ученый, крупнейший специалист по ландшафтоведению, рекреационной географии и экологическому туризму, вед.н.с. ГФ МГУ. Человек, создавший и бессменно руководивший ГРУППОЙ ОХРАНЫ ПРИРОДЫ (ГОП) геофака, давший дорогу в жизнь огромному количеству студентов факультета. 
 
ВЕРА ПАВЛОВНА ЧИЖОВА
 
ДОСАТИНСКИЙ ПЕРИОД УЧЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 КУРСА - 1961 ГОД
 
Название периода, к которому привязаны мои воспоминания, звучит как дореволюционный, что означает неопровержимую древность. Это действительно было давным-давно, в 1960 году, когда я, провинциальная девушка 16-ти с половиной лет, с небольшим фибровым чемоданчиком приехала в плацкартном вагоне из Туапсе в Москву поступать не куда-нибудь, а в сам МГУ! По принципу: «Если падать – так с верблюда».
 
Но, к моему удивлению, я поступила без особых трудностей, всего с одной четвёркой, и выбрала кафедру физической географии СССР (тогда кафедру надо было выбирать сразу, до поступления). Главный повод для такого выбора был прост и незатейлив: эта кафедра стояла в...
свернуть
13:08:2021
 
От ВЛАДИМИРА ГОРЧАКОВА, руководителя практики устойчивого развития в рейтинговом агенстве АКРА:
 
Мы в активном поиске студентов на практику в наше агентство. Интересуют географы со знанием экологии или специализацией на нефтегазовых, металлургических и электрогенерируюших компаниях.
Практика по результатам оплачивается, и рассматривается возможность трудоустройства.
 
В рамках практики предполагается участие в проекте по оценке экологической ответственности крупного российского бизнеса.
 
 
 
От ВЛАДИМИРА ГОРЧАКОВА, руководителя практики устойчивого развития в рейтинговом агенстве АКРА:
 
Мы в активном поиске студентов на практику в наше агентство. Интересуют географы со знанием экологии или специализацией на нефтегазовых, металлургических и электрогенерируюших компаниях.
Практика по результатам оплачивается, и рассматривается возможность трудоустройства.
 
В рамках практики предполагается участие в проекте по оценке экологической ответственности крупного российского бизнеса.
 
 
свернуть
08:08:2021
 
 
3 августа ушел из жизни НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ КАЗАКОВ, выпускник 1978 года кафедры криолитологии и гляциологии, известный ученый, кандидат геолого-минералогических наук, член научно-экспертного совета при правительстве Сахалинской области, член президиума Российской селевой ассоциации. Он умер от ковида. Ему было 65 лет.
 
После окончания МГУ Николай Казаков с 1978 по 1985 годы работал инженером, старшим инженером-гляциологом сахалинского управления гидрометеослужбы. В 1985-1988 годах был начальником горно-лавинного участка цеха противолавинной защиты ПО "Апатит" на Кольском полуострове (Кировск). С 1989 по 1996 годы — ведущий гляциолог, начальник Чамгинской снеголавинной экспедиции сахалинского УГМС, зам.начальника снеголавинной службы сахалинского УГМС, зам.начальника регионального противолавинного центра. С 1997 по 2002 годы был ученым секретарем сахалинского отделения Международной академии наук о природе и обществе (МАНПО); научным консультантом сахалинской дирекции ФЦП "Социально-экономическое развитие Курильских островов Сахалинской области", ученым секретарем областного научно-экспертного совета. В 2002 году стал заместителем по науке председателя комитета по экономике Сахалинской области. 2002-2009 годы — зав.лабораторией лавинных и селевых процессов сахалинского филиала ДВГИ ДВО РАН, зам.директора филиала по научной работе. С 2003 по 2005 годы — заведующий кафедрой геоэкологии и геомониторинга факультета природопользования СахГУ.
 
В 2000 году Николай Казаков защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук "Геологические и ландшафтные критерии оценки лавинной и селевой опасности при строительстве линейных сооружений (на примере Сахалина)". С 2009 по 2018 годы был директором сахалинского филиала ДВГИ ДВО РАН, руководителем лаборатории лавинных и селевых процессов. С 2011 года — доцент по специальности "Инженерная геология, мерзлотоведение и грунтоведение". Автор более 150 научных публикаций и 63 отчетов о научно-исследовательских и изыскательских работах.
 
Коллеги Николая Казакова все как один говорят, что это огромная потеря не только для сахалинской, но и для российской науки. Николай Александрович был крупным специалистом в области опасных природных процессов: оползней, лавин, селей. Участвовал в основании сахалинской школы, занимающейся изучением этих явлений.
 
Руководитель лаборатории лавинных и селевых процессов сахалинского филиала ДВГИ ДВО РАН Юрий Генсиоровский вспоминает, что многие важные проекты по защите от оползней и селей были выполнены под руководством и с участием Николая Казакова.
 
— Он оставил после себя немало учеников, под его руководством защитились четыре человека, стали кандидатами наук. Тяжело говорить. Я знаю... знал его около тридцати лет, он был одним из моих учителей, работал по всей стране, был очень активен. Не знаю, как так произошло, знаю только, что попал в ковидный госпиталь, — говорит Юрий Генсиоровский.
 
Николай Казаков раньше тоже работал в ДВГИ ДВО РАН. В последние три года он трудился в сахалинском филиале СКБ САМИ ДВО РАН, заведовал лабораторией экзогенных геодинамических процессов и снежного покрова. Его коллеги по этому месту работы также скорбят и выражают соболезнования родным и близким ученого.
 
Присоединяется к соболезнованиям и руководитель общественной организации "Экологическая вахта Сахалина" Дмитрий Лисицын.
 
— Я всегда с огромным уважением и с глубокой личной симпатией относился к Николаю Александровичу, и сейчас для меня это очень тяжелая потеря. Это был не только ученый, эксперт, специалист очень высокого уровня, но и прекрасный человек и настоящий гражданин. Это был действительно крупный ученый в области снеговедения, лавинообразования, селевых проблем, оползней. Он был бесценным человеком в плане защиты населения нашей области, да и России в целом, от опасных природных явлений, вызываемых в том числе деятельностью человека. Для нас, сахалинцев, это особенно актуально сегодня в связи с очень быстрым, стремительным уничтожением горных лесов в восточной части города на склонах горы Большевик, Красной и в перспективе и далее. Николай Александрович был ученым всероссийского масштаба, превосходным экспертом, которого приглашали другие регионы. Он очень часто работал на олимпийских объектах в Сочи при подготовке к Олимпиаде и во время нее. Внес большой вклад в обеспечение безопасности спортивных сооружений в Сочи. Он был не просто экспертом, а именно независимым и объективным экспертом. Это в наше время огромная редкость. Он был человеком особенным. Никогда не менял свое мнение в угоду кому-либо, всегда был твердым приверженцем научной истины и объективных независимых взглядов на проблемы, которыми занимался. Поэтому это большая потеря для науки и для гражданского общества, поскольку такие эксперты на вес золота. Это просто трагедия.
Светлая память!
 
                                                        НИКОЛАЙ КАЗАКОВ
 
                                           Николай Казаков в студенческие годы.
 
                        Николай Казаков (слева) с другом Володей Жучковым.
 
                                                           Николай Казаков (слева).
 
Николай Казаков (справа) с другом Владимиром Жучковым на
каникулах в походе по Подмосковью.
 
Николай Казаков на юбилее кафедры криолитологии и гляциологии ГФ МГУ. 11 февраля 2005 года.
 
 
3 августа ушел из жизни НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ КАЗАКОВ, выпускник 1978 года кафедры криолитологии и гляциологии, известный ученый, кандидат геолого-минералогических наук, член научно-экспертного совета при правительстве Сахалинской области, член президиума Российской селевой ассоциации. Он умер от ковида. Ему было 65 лет.
 
После окончания МГУ Николай Казаков с 1978 по 1985 годы работал инженером, старшим инженером-гляциологом сахалинского управления гидрометеослужбы. В 1985-1988 годах был начальником горно-лавинного участка цеха противолавинной защиты ПО "Апатит" на Кольском полуострове (Кировск). С 1989 по 1996 годы — ведущий гляциолог, начальник Чамгинской снеголавинной экспедиции сахалинского УГМС, зам.начальника снеголавинной службы сахалинского УГМС, зам.начальника регионального противолавинного центра. С 1997 по 2002 годы был ученым секретарем сахалинского отделения Международной академии наук о природе и обществе (МАНПО); научным консультантом сахалинской дирекции ФЦП "Социально-экономическое развитие Курильских островов Сахалинской области", ученым секретарем областного научно-экспертного совета. В 2002 году стал заместителем по науке председателя комитета по экономике Сахалинской области. 2002-2009 годы — зав.лабораторией лавинных и...
свернуть
06:08:2021
 
Полвека назад, в 1971 году, Сатино обживали выпускники 1975 года. С 50-летием вашей первой практики, друзья!
 
О своём Сатино рассказывают выпускники 1975 года: профессор ВЛАДИМИР КОЛОСОВ, профессор АЛЕКСАНДР КИСЛОВ и к.б.н. ЕЛЕНА ЦВЕТАЕВА.
 
ВЛАДИМИР КОЛОСОВ, выпускник кафедры экономической географии капиталистических и развивающихся стран 1975 года, Президент (2012—2016) и член исполкома Международного географического союза, вице-президент РГО, Заслуженный географ РФ, д.г.н., профессор, зав. лабораторией геополитических исследований ИГРАН:
                                                
САТИНО - 1971
 
Наш курс был вторым «поколением», прошедшим практику в Сатино, и полевой романтики мы вкусили намного больше, чем последующие. Жили в десятиместных армейских палатках, расположенных двумя рядами над склоном. Полом в них служили деревянные настилы. Днем в жаркую погоду нижние части палаток приходилось подворачивать, и на яркий свет Божий вылезали рюкзаки, чемоданы, мамины припасы и разные заначки. 
 
Еда готовилась в двух армейских же полевых кухнях на колесах – одна для супа, чая или компота, вторая – для каши. В соседнем легком дощатом сарайчике, правда, была еще плита на газе из баллонов, которая находилась во владении штатной поварихи из местных. Конечно, она одна не могла справиться с приготовлением пищи земной для более чем двухсот молодых постояльцев, обладавших к тому же хорошим аппетитом. Ей в помощь придавалась дежурная бригада, в задачи которой входила колка дров и поддержание огня, чистка картошки, мытье посуды и, самое главное, котлов. Эта операция производилась с помощью старого вафельного полотенца, с помощью которого со дна глубокого котла извлекались остатки щей, колкие хребты рыбы, если на обед был рыбный суп. Тем же полотенцем котлы очищались от заварки или разваренных сухофруктов от компота. Нечего и говорить, что прозрачный чай в заключение ужина всегда имел привкус компота, отчего все обучающиеся были убеждены, что в этот напиток некто (уж не начальник ли практики?) добавлял бром для снижения мощного молодого либидо. 
 
Умывальники были «дачного» типа, их не хватало, и многие утром сбегали вниз по склону, чтобы умыться чистейшей ключевой водой в устье оврага. «Камералками» служили дощатые сарайчики с длинными столами и лавками. Единственным капитальным сооружением в лагере был «большой красивый красный дом, похожий на дворец» - так строкой из автора гимнов все называли коряво выстроенный туалет. 
 
До конца Советского Союза было еще далеко, и каждый из нас получил на складе на все время практики бесплатно резиновые сапоги, выцветшую плащ-палатку, старую телогрейку, так что в непогоду по окрестностям бродили под дождем странные, похожие друг на друга фигуры в балахонах до пят и капюшонах, как в каком-то фантастическом фильме. 
        
До Сатино тогда еще не дотянулись щупальца московского мегаполиса, Боровский район еще не превратился в Подмосковье, а представал настоящей калужской глубинкой, до которой не так легко было добраться. Успешно сдавших зачет в конце очередной практики отпускали на выходной в Москву, и последний участок обратного пути они обычно преодолевали пешком от Боровска поздним вечером в воскресенье или ранним утром в понедельник, если хватало желания успеть на первую электричку. Не было никаких коттеджей и дач, а деревня Дедюевка на противоположном от лагеря берегу Протвы, куда вел сохранившийся и по сей день подвесной мост, состояла из нескольких покосившихся серых изб. И окрестности еще не разгородили заборами частных владений, леса не истоптали дачники, а на пойме не устраивали летом массовую стоянку автомобилисты с чадами и домочадцами. Воистину, трава была зеленее, что явно благоприятствовало нашим практикам, и не только.
 
Если нам в Сатино и давали бром, то дозы были явно недостаточны. Ведь многие из нас вырвались на калужские луга и леса из обычной городской жизни и из-под родительской опеки впервые в жизни. Алые закаты, затягивавшиеся почти до утра костры с песнями под гитару, прогулки лунными ночами вдоль сверкающей на перекатах Протвы закономерно оказались прекрасным фоном для многих романов, и уже осенью того же года появилось несколько новых семей.
 
Энергии в нас было так много, что эти почти бессонные ночи никак не сказывались на событиях каждого дня: футбольных матчах, выборах мужской части «мисс Сатино», которому предшествовала бурная избирательная кампания, подготовке «живого» концерта Владимира Высоцкого или вечерних танцах под прожектором. Хватало сил и на многочисленные мелкие каверзы, вроде водружения на входе в обеденно-камеральный сарайчик лозунга «Ешь ананасы, Рябчиков, жуй!» перед визитом декана факультета А.М. Рябчикова, или выноса ночью из палатки на площадку перед «штабом» кровати с мирно спящим и ничего не подозревающим Колей Стуловым.   
 
Чем стало для нас Сатино? Открытием красоты среднерусской природы. Открытием профессии. Местом, где завязались настоящая дружба, протянувшаяся уже на полвека. Местом, навсегда связанным с первой любовью, романтическими мечтаниями и предчувствиями. Сакральным местом нашей жизни. 
 
И я рад, что по стечению обстоятельств стал дачником в Боровском районе и каждое лето езжу по старой памяти в Сатино, чтобы искупаться в Протве на ее столь знакомом изгибе, пройтись по пойме, заглянуть в сохранившийся со времен нашей практики магазин «под горой» - бывшее сельпо. Как бы поразил нас тогдашних его нынешний скромный по современным меркам ассортимент. Хочется зайти и на территорию базы, но там новые люди, и давно кипит новая жизнь. 
 
 
АЛЕКСАНДР КИСЛОВ, выпускник кафедры метеорологии и климатологии 1975 года,  профессор и заведующий этой кафедры, Заслуженный профессор МГУ:
 
Прошло 50 лет, как наш курс был в Сатино. Это, конечно, дата! Но для кого – для нас именно, для тех, кто тогда был на 1 курсе. У других было «свое Сатино» (в прямом и переносном смысле). Поэтому, когда Галя Чмерёва попросила что-то написать, я взялся за это имея в виду, что читателями будут, конечно, только мои «однокорытники». Надеюсь, что-то вспомнить общее, важное для всех.
 
САТИНО-1971 - это студенты. Наш курс был первым, проведшим всю практику в Сатино. Предыдущий курс провел там только 1 месяц. (Уточнение от Геограда: проф. А.В. Кислов ошибается, т.к. предыдущий курс пробыл в Сатино тоже 2 месяца). А у нас – уже все было по полной программе, и так продолжается уже 50 лет (вернее, 49 – прошлый пандемийный год приходится исключить). 
Было все похоже на нынешнее Сатино – и не похоже. Жили – в десятиместных палатках, стоящих рядами там, где сейчас стоят домики. Палатки, конечно, лучше (летом, разумеется). Если не текут (они не текли). В них не жарко – в жару поднимается сбоку стенка – и можно прекрасно дышать. В них не холодно – особенно, если спать в спальнике на раскладушке. Мы умудрились поселиться всемером (Геогргиади, Гайденко, Василенко, Нам, Мошонкин, Я, кто же седьмой?) – у нас было и просторно. Мы следили за порядком, мы обкопали палатку рвом – но он был выкопан таким глубоким, что вода в нем стояла всегда, и частенько житель палатки, приходя глубокой ночью домой в неадекватном состоянии, шагал мимо переброшенной доски – раздавался характерный всплеск и после этого характерный выкрик. На нашу палатку мы повесили дощечку с надписью «Хевры». Стиль проживания в палатках вообще был различен: где-то хорошо поддавали («Солнцедар»!), в другой (Калашников, Рогинко, Колосов) была традиция отметить конец рабочего дня хоровым криком: «День прошел, ну и … с ним!» - после этого реально можно было засыпать. 
 
САТИНО-1971 – это и преподаватели. Я помню некоторых (все уже ушли!): топография – Кадыгроб (как нас достал этот старик!); ландшафтоведение – Чепурко (очень симпатичная, но каждый день она объявляла нам новую тему изучения, поэтому мы ничего не делали, а только метали топоры в деревья! Особенно хорош был Георгиади – в бороде и с топором, как древнегреческий бог, и с хохотом на весь лес!); метеорология – Мячкова (тоскливая практика); гидрология – Назаров (единственный, кто мне поставил «4» - потом мы ряд лет играли в баскетбол за факультет, и ему было очень неудобно за эту «4» - кстати, единственная четверка за весь первый курс – но тогда не снизить было нельзя – я проткнул резиновую лодку!).
 
САТИНО-1971 – это футбол. Было два турнира – между учебными группами и между командами. В учебных группах наша 7-я стала чемпионом – обыграла 8-ю в финале. А вот команда «Акатамахитос» (греч. «непобедимый» - Георгиади учил греческий язык, то есть листал словарь!) проиграла. Чемпионом стал «Солнцедар» - классная команда – каждый игрок в тельняшке, с винной этикеткой и с боевым прозвищем («Биглер» - Бодров, «Бизон» - Панюшкин и др.).
 
САТИНО-1971 – это бездарно организованный общепит. Готовили в полевых кухнях, а питались за столами под навесом. Порции были маленькие, люди были постоянно голодные. А посуда! По приезде в лагерь каждый должен был отдать привезенную кружку, миску, ложку в общее пользование. И первые дни с этим все было нормально. Затем потихоньку растащили для своих нужд кружки, миски, ложки, и их стало катастрофически не хватать. В итоге, каждая бригада отсылала одного-двух человек заранее к моменту раздачи еды, чтобы захватить посуду. Происходило это так: было окно, закрытое щитом. Около него собиралась толпа. Ровно в 14.00 щит снимался, и на прилавке обнаруживалась вся имеющаяся в наличии посуда. После короткой стычки кто-то что-то захватывал, причем иногда один захватил на бригаду миски, а другой – на свою бригаду ложки. Дальше договариваемся: и вот, одна бригада ест, а вторая ходит вокруг и следит, чтобы ложки/миски кто-нибудь не увел. 
 
САТИНО-1971 – это попытка организовать утром физкультуру. Но это не прошло, хотя утром по палаткам пробегал, заглядывая в каждую со словами «Ребята, вставайте!» начальник практики Шаншиев. Но Коля Морозов запустил в него сапогом (и попал), так что эти забеги прекратились.
 
САТИНО-1971 – это Природа, прекрасная Протва, свобода и воля. Сейчас этого нет – земля перешла в частную собственность, не сунешься «расчистить обнажение» или «выкопать шурф».
 
САТИНО-1971 – это закрепленные практическими занятиями теоретические знания (?). Да, наверное, это получилось, но не прямо, а как-то косвенно. Хотя старались, не халтурили, работали, например, вставали с Солнцем (в 4 утра) чтобы до завтрака перемерить этот проклятый профиль.
 
САТИНО-1971 – это девушки (?) – нет (извините, девушки!) было как-то не до вас. Слишком было много остального, места не оставалось. (Но это лично мои воспоминания, никаких обобщений!). Да, были «пчёлки» - но это совсем другое.
 
САТИНО-1971 – это гимн «Опять рассвет над Сатином полощется, Опохмеляться нам пришла пора...».
 
САТИНО-1971 – это эмоциональный заряд на всю жизнь!
 
 
Перед короткими воспоминаниями ЕЛЕНЫ ЦВЕТАЕВОЙ, надо сказать, что ПРАЗДНИК ГЕИ был придуман именно на этом курсе в 1971 году, т.е. будущими выпускниками 1975 года, а Лена Цветаева стала самой первой на геофаке богиней ГЕЕЙ.
Скоро на Геограде будет размещён фотоальбом, посвящённый 50-летию Праздника ГЕИ в Сатино.
    
ЕЛЕНА ЦВЕТАЕВА, выпускница 1975 года кафедры биогеографии, фитотерапевт, кандидат биологических наук:
    
К сожалению, вспоминальщик я ещё тот. Поэтому только несколько эпизодов. 
 
Во время нашей практики произошло печальное событие - погибли космонавты: Добровольский, Волков и Пацаев. 30 июня мы начинали практику по специальности, закончив столь трудную (во всяком случае для меня) геодезию. На линейке нам объявили эту новость...
 
Кто написал нашу курсовую нетленку "Опять рассвет над Сатино полощится..."? Не помню. Есть только маленькие зацепки. Возможно, Володя Клепиков и Аслан Ахаминов. Наш сокурсник Коля Столов по кличке "мистер Тейбл" любил исполнять эту песню, к чему его подвигали однокурсники. Коля в то время был, что называется теперь "ботаник", что остальных "очень мужественных" ребят здорово смешило. Когда я увидела Колю в 2010 году, я его не узнала: он стал вполне брутальным мужчиной, ничего от маменькиного сынка не осталось.    
     
Никаких праздников в Сатино, кроме ГЕИ, не помню.
На ГЕЕ у нас было весело! Вообще-то был исключительный волюнтаризм. Никаких дебатов и предвыборных обещаний, ничего такого не было. На чистых бумажках каждый писал кого хотел. А Майкл Мацулевич просто провел кампанию в мою пользу, поскольку я была самой нейтральной кандидатурой. То есть он обошёл весь лагерь и уговорил народ писать мою фамилию. В принципе если у кого не было особых предпочтений, те соглашались. Майкла все уважали.     
    
Не факт, но уже сейчас с высоты опыта можно предположить, что был и вброс бюллетеней. Впрочем, скорее всего, можно было и без этого обойтись, поскольку ввиду обстоятельств не учитывалась и явка избирателей, как бы мы сказали сейчас. Чистый волюнтаризм! Сейчас, конечно, можно и бюллетени выпустить и всё такое. 
 
За победу в выборах Геи мне полагался торт. Однако под шумок его съели моя будущая подруга Лида Коган со товарищи. 
Ещё один момент: второе место на выборах занял Слава Кривцов - тогда это казалось смешным.
Кстати, теперь КРИВЦОВ ВЯЧЕСЛАВ АНДРЕЕВИЧ - профессор, декан естественно-географического факультета, зав. кафедрой физической географии и методики преподавания географии Рязанского гос.университета. 
 
Первый праздник ГЕИ! Я искренне рада за эту традицию. Рада, что мы начинали, что я была первой. Не оттого, что я такая Елена Прекрасная, а оттого, что праздник ГЕИ, надеюсь, существует до сих пор.
 
И для истории разместим здесь песню, родившуюся на этом курсе в 1971 году. Потом она пошла в народ и не раз звучала на практике в Сатино, адаптируясь под конкретную ситуацию. Выпускники 1980 г. сначала были уверены, что её автор Аркадий Попов. Но авторство пока не установлено. Ходят слухи, что это кто-то из экономгеографов. Возможно, жители палатки зарубежников-капиталистов. А значит, и профессор Колосов... Пока будем писать: слова народные.
 
"ОПЯТЬ РАССВЕТ НАД САТИНО ПОЛОЩЕТСЯ"
Поётся на неопределяемый мотив. Возможно, когда-то это была мелодия песни Юрия Визбора «Вставайте, граф...»
 
Опять рассвет над Сатино полощется.
Опохмеляться нам пришла пора.
Опять к оврагу выстроилась очередь
Отлить все то, что выпито вчера.
 
Опять Шаншиев ломится в палатку.
Но нам плевать. Нас много – он один.
Физрук проводит в одиночестве зарядку.
Видать ему неведом никотин.
 
А мы встаем под звон пустых бутылок.
Опять рассол нам завтрак заменил.
Пускай в столовой не хватает вилок.
За них от брома драться нету сил.
 
Пускай ночует Столов не в палатке.
Видать от пчел не дотащил кровать.
Его найдем мы пьяного на грядке.
Он будет спать, а мы пойдем пахать.
 
Идём мы в поле мерить превышенья,
А посчитали – аж озноб пробил.
Видать поправку на опохмеленье
Для нас Снопков в расчеты не вводил.
 
После обеда снова жизнь играет
И в ход идут семерки и вальты.
Огонь желания в груди пылает.
Он разжигает сексуальные мечты.
 
Встает зачет, как призрак, перед нами.
Мы до него дотянем жизни нить.
Пока у нас еще звенит в кармане.
Мы будем пить, а значит будем жить.
 
Вот практики конец не за горами.
Домой вернешься ты уже другим.
Нам будет сниться Сатино ночами
И под горой родимый магазин.
 
Авторы фотографий: Лена Юдина, Сергей Соколов, Слава Степанов.
 
САТИНО-1971 (выпуск-1975)
В камералке (слева направо): Наташа Каверина, Регина Добровицкая, Аслан Ахаминов, Лида Булгакова.
 
Слева направо сидят: Света Панчук, Лена Евдокушина. Стоят: Марина Комлева, Елена Юдина, Ольга Кашуба.
 
Слева направо: Юра Зеленский, Слава Кривцов, Валера Баюра, сзади - Игорь Писаренко.
 
САТИНО-1971 (выпуск-1975)
"Идем мы в поле мерить превышенья..." Слева направо: ?, Юра Юров, Оля Белоусова.
 
САТИНО-1971 (выпуск-1975)
"Идем мы в поле мерить превышенья..." Слева направо: Андрей Бреховских, Лёша Репин и Сережа Бороденчик.
 
Почвенная практика. Слева направо: Наташа Каверина, Лариса Волобуева, Регина Добровикая.
 
Света Панчук. Несколько позже стала факультетской звездой в эпопеозе
"Армагеддон грядущий, или Среда, которую мы выбираем", первой исполнив роль Окружающей Среды.
 
Сергей Кирпиченков, Сергей Яковлевич... Краснобай и баламут...
 
САТИНО-1971 (выпуск-1975)
Единственная фотография САМОГО ПЕРВОГО праздника богини ГЕИ! Именно на этом курсе он возник 50 лет назад!
Весь в белом - Витя Нестеров, с веником - Слава Кривцов, с покрывалом - Сережа Бороденчик.
Слава Кривцов занял второе место на выборах Геи - тогда это казалось смешным. А Геей выбрали Лену Цветаеву (фото, к сожалению, нет).
Кстати, теперь КРИВЦОВ ВЯЧЕСЛАВ АНДРЕЕВИЧ - профессор, декан естественно-географического факультета, зав. кафедрой физической географии и методики преподавания географии Рязанского гос.университета.
 
 
САТИНО-1971 (выпуск-1975)
Футбольная команда «Солнцедар». Слева направо стоят: Саша Хименков, Валера Козлов, Витя Чмерёв;
на коленях: Виталий Морозов (Палыч), Серёжа Бодров (Биглер) и Лёша Репин (Рэд);
лежат: Саша Панюшкин (Бизон) и Володя Кожевников (Гога).
 
Володя Рыбачук стреляет в Аслана Ахаминова.
 
Слева направо: Наташа Каверина, Таня Тарасевич, Регина Добровицкая.
 
 
Гидрологическая практика. Слева направо: Регина Добровицкая, Лида Булгакова и Наташа Каверина.
 
САТИНО-1971 (выпуск-1975)
Слева направо: Лариса Волобуева, Наташа Каверина, Регина Добровицкая, Лида Булгакова. В центре внимания - Володя Каширский.
 
 САТИНО-1971 (выпуск-1975)
 Тогда ещё встречались кувшинки... Регина Добровицкая
 
 
 
 
 
Полвека назад, в 1971 году, Сатино обживали выпускники 1975 года. С 50-летием вашей первой практики, друзья!
 
О своём Сатино рассказывают выпускники 1975 года: профессор ВЛАДИМИР КОЛОСОВ, профессор АЛЕКСАНДР КИСЛОВ и к.б.н. ЕЛЕНА ЦВЕТАЕВА.
 
ВЛАДИМИР КОЛОСОВ, выпускник кафедры экономической географии капиталистических и развивающихся стран 1975 года, Президент (2012—2016) и член исполкома Международного географического союза, вице-президент РГО, Заслуженный географ РФ, д.г.н., профессор, зав. лабораторией геополитических исследований ИГРАН:
                                                
САТИНО - 1971
 
Наш курс был вторым «поколением», прошедшим практику в Сатино, и полевой романтики мы вкусили намного больше, чем последующие. Жили в десятиместных армейских палатках, расположенных двумя рядами над склоном. Полом в них служили деревянные настилы. Днем в жаркую погоду нижние части палаток приходилось подворачивать, и на яркий свет Божий вылезали рюкзаки, чемоданы, мамины припасы и разные заначки....
свернуть
02:08:2021
 
О своём Сатино 1976 года рассказывают выпускники-1980: Андрей Петров, Константин Акутин, Андрей Иванов, Анжелла Евгущенко, Алевтина Моргунова, Елена Балдина, Ольга Трапезникова, Киляков Сергей, Наталья Ростокинская, Ренат Ахметов и Терещенкова Татьяна. 
 
САТИНО-1976 – 45 ЛЕТ
 
АНДРЕЙ ПЕТРОВ, кафедра экономической географии зарубежных социалистических стран (ныне географии мирового хозяйства), Руководитель программы «Всемирное наследие» Гринпис России, к.г.н.:
 
Как всё-таки удивительно устроена человеческая память! Альцгеймер вроде бы ещё пока не посетил, но уже очень и очень многие детали истории реально стали забываться. А есть вещи, которые вроде бы и помнить не обязательно, но они так плотно отпечатались в мозгу, что можно тебя ночью разбудить, и ты с ходу начнёшь читать наизусть начало «Евгения Онегина» или кусок из «Слова о полку Игореве» на старославянском. 
 
Но сейчас речь не о том. Этим летом у нас очередной курсовой юбилей. Ровно 45 лет назад состоялась наша первая учебная географическая полевая практика. Как и у всех современных географов, выпущенных из нашей «альма-матери» - МГУ в последние 50 с лишним лет, это произошло в небольшой деревне Сатино, приютившейся на живописном берегу реки Протвы в Боровском районе Калужской области. Потом у каждого из нас были другие не менее интересные практики и экспедиции, но Сатино безусловно осталось в наших сердцах навсегда и расположилось на самом почётном месте, потому что было первым. 
 
45 лет, конечно же, огромный срок. Но это только для тех, кто пока ещё столько просто не прожил, а нам (теперь уже пенсионерам по возрасту) то лето 1976-го года вспоминается как нечто не сильно давнее, хотя, повторюсь, некоторые детали происходившего тогда восстановить в памяти стало уже невозможным.
 
Итак, что за курс у нас был? Для того, чтобы стало понятнее молодым, могу назвать только 3 фамилии однокурсников, известные географам. Это – нынешний декан, член-корр. РАН Сергей Добролюбов, член-корр. РАН, Нобелевский лауреат Сергей Гулёв и всеми любимый бард Алексей Иващенко. 
Вообще-то на курсе было очень много талантливых людей, умевших играть на разных музыкальных инструментах, писавших стихи и музыку, прекрасно танцевавших… Так что можно примерно представить, насколько интересной и многообразной была наша жизнь в те два летних месяца в Сатино даже помимо интереснейшей и многообразнейшей нашей собственно "производственной" жизни, включавшей 7 практик (геоморфологическую, геодезическую, гидрологическую, метеорологическую, геоботаническую, почвенную и ландшафтную).
 
Тогда, в 1976 году, деревянных домиков для жизни студентов не было ещё и в помине. Жили мы в огромных армейских палатках, а спали на кроватях с панцирными сетками. Но эти бытовые неурядицы нас совершенно не волновали (молодость, знаете ли!). Хотелось впитывать новые знания, учиться и совершенствоваться. Прекрасные места, чудесные преподаватели (в основной своей массе), дружба и любовь. У многих из нас именно в Сатино завязались отношения, переросшие в любовь, позднее скреплённую семейными узами. 
 
Чем ещё запомнилось Сатино? Конечно же, ощущением неожиданно подступившей взрослости, чувством дружбы и общности с большим количеством людей, ставших для тебя за то лето почти родными, ночными походами на пойму (хотя официально это было строжайше запрещено), задушевными рассказами и песнями у костра и запретными напитками из сельского магазинчика, расположившегося прямо под территорией нашей базы. 
И ещё. Насколько мне известно, именно на нашем курсе была впервые нарушена традиция выбора Геей во время традиционного праздника не прекрасной девушки, а вполне себе брутального юноши. В нашем случае богом Геем (безо всяких намёков на ориентацию) стал Серёга Коноплёв по прозвищу Птиц.
 
Ну и конечно, Сатино стало для нас местом выбора дальнейшей более узкой специализации: в последние дни практики мы писали (как и все до нас и после нас) заявления о приёме на одну из тогдашних 14 кафедр факультета. У нас на курсе, например, после и в результате Сатинской практики очень сильно обмелел состав зарубежного потока. Многие из «зарубежников» решили резко поменять свой жизненный путь, связав дальнейшую судьбу с полевыми кафедрами.
 
КОНСТАНТИН АКУТИН, океанолог
САТИНО-76
Сорок пять лет назад
На вечернюю зорю
Над палаткой номер сорок
Опускался голубой флаг;
Мы думали, неба нет,
Есть бесконечное море;
Мы думали, нет земли,
Есть бесконечности шаг.
 
Так всё и есть,
Как мы думали – так и случилось:
Флаг поутру летит
К океану небесных седин,
А в земле, что водой ключевою сочилась,
Мой прокопан разрез
До отметки 
Две тысячи двадцать один.
5 июня 2021
 
АНДРЕЙ ИВАНОВ, геоморфолог:
Сатино! И в памяти всплывает - солнечное утро, из динамиков Бип-Боп Маккартни и мы, сладко потягиваясь, тянемся на завтрак. И никаких мерзких физзарядок, гнусных построений! И в поля! А вечером - пойма, костёр, песни. И постоянное ощущение безоблачного счастья. 
 
Надо сказать, что мне после армии всё нравилось. Нормальный сон, нормальная еда, нормальные люди, нормальные отношения - какое это счастье! Всё познается в сравнении. 
Прошло уже почти полвека. Было это так давно, что мы на практике по геодезии считали арифмометрами. 
 
Конечно, было всего много, и вспоминается этот забавный случай. Мы, несколько человек, так называемая стройбригада, - выехали пораньше, чтобы подготовить лагерь, ну там поставить палатки, кровати и пр. И вот все приехали. Я с гордостью продемонстрировал друзьям, с которыми собирался делить кров ближайшие 2 месяца, наше жилище. Палатка и впрямь была необычной - она была светлой! Как там у Высоцкого - и било солнце в три луча сквозь дыры крыш просеяно. Когда погода хорошая - это прекрасно. В других палатках темно, как в склепе, а у нас светло! Но при первом же дожде потоки воды полились на нас... Попытки передвигать койки из-под струй воды были тщетными - текло везде! Побить - не побили, но непечатного я в свой адрес наслушался предостаточно. 
Несмотря на мелкие неурядицы, это время отпечаталось в памяти самым прекрасным образом!
 
Случилось мне однажды услышать, как преподавательницы делились впечатлениями о курсе. И сходились во мнении, что нынешний курс по сравнению с предыдущим гораздо сдержанней в проявлении своих чувств. Буквально так было сказано - в прошлом году идёшь по заросшему полю и опасаешься - как бы на парочку не наступить, а эти (то есть мы) гораздо спокойней. Милые дамы не учитывали того, что лето 75 года было сухим и жарким, а в 76-м дожди заливали всё и выданные плащи очень пригодились. Будь погода получше и мы бы дали шороху!
 
АНЖЕЛЛА ЕВГУЩЕНКО (РАФАЕЛЯН), экономгеограф СССР:
Вспомнила, как в Сатино наша агитбригада прибыла в сельский клуб выступить с концертом перед местными жителями. Наш конферансье стал объявлять, мол мы студенты географического факультета МГУ, здесь на полевой практике и т.п., а зрители кричат: вы из ПТУ? Он опять обьясняет: нет из МГУ и говорит про университет, географию, и что мы делаем на практике, они радостно кричат: ааааа! Мы поняли! Вы учитесь в пчеловодческом ПТУ! Тогда уже мы заорали: Да! Мы пчеловоды, пчелки! И все на этом объяснении удовлетворились, дружно захлопали нам и наш концерт начался!
 
Вот ещё вспомнила: в Сатино у нас был зачёт по биогеографии, нужно было выучить и сдать 50 или 70 названий растений по латыни. Мы, конечно, не горели желанием отвечать, и желающих в нашей группе не было. Тогда преподаватель (я не помню кто) посмотрел в наш список и сказал: я знаю, что восточные люди склонны к изучению языков, сейчас проверю, здесь вот вижу армянскую фамилию (моя девичья Рафаелян), если она сейчас ответит, то группа получит зачёт. Я чуть не лопнула от ответственности и важности момента и ответила всё! 
Я и сейчас, через 45 лет помню по латыни эти названия растений Сатинского региона! А этот «приём» иногда использовала в своей педагогической практике.
 
А помните, как драку организовали местные, вызвали наших парней драться, они призывали «стенка на стенку», а наши, умные, предложили им один на один по очереди. Мы, конечно, пошли болеть за наших. Сделали большой круг, а центр вышел Володя Терещенков. К нему по очереди подходили местные парни и через приём самбо оказывались на земле. Они никак не могли понять, как это! На этом вся мощная драка и закончилась. Местные бойцы в недоумении отступили, а мы, гордые, пошли обмывать победу.
 
АЛЕВТИНА МОРГУНОВА (БЕЛАВИНА), кафедра метеорологии и климатологии:
Вспомнилось вдруг как мы ходили за молоком к местным жителям - под дождём в огромных плащах с капюшоном. Шли друг за другом вслед и громко пели: "Далеко, далеко. На лугу пасутся ко..." и т.д., и особенно громко в конце: "Пейте, дети, молоко - будете здоровы!"
 
ЕЛЕНА БАЛДИНА, картограф:
На мотив известной тогда песни про девушку с острова Пасхи Ира Машинская сочинила песню, которую мы нашей палаткой (наверно, единственной, в которой было 10(!) девиц, в остальных кажется меньше) часто распевали, поедая бесконечные сладости:
У этой кошмарной палатки
Была лишь сгущенка и вафли
Не стали откладывать
И даже закладывать
Съели во тьме под плакатом.
 
Ещё куплеты я не помню,...
А плакат мы вдвоем с Олей тогда Котовой (Шиловцевой) нарисовали крупный и цветной (кажется, акварелью): СЛАДКОЕ ВРЕДНО!
 
СЕРГЕЙ КИЛЯКОВ, капстраны:
У меня почему-то на всю жизнь отложилось: нетель - корова фертильного возраста, не покрытая…
 
НАТАЛЬЯ РОСТОКИНСКАЯ, физгеограф СССР:
А я вдруг вспомнила, как мы из-за дождя застряли в овраге на метеопрактике. На несколько часов. Из еды были только плавленые сырки "Лето" (с укропом). С тех пор их не ела десятилетиями. А потом их и не стало. Кушаем камамбер.
 
РЕНАТ АХМЕТОВ, экономгеограф СССР:
Воскресенье, есть свободное время, и я поискал, что есть в голове с тегом #Сатино. Общезначимых воспоминаний не нашлось, но вспомнил, что есть фото, где время и место совпадают. 
На нем Таня Абрамова (где она?), Николай Малешин и я. Мы на почвенной практике, в руках полевые дневники, а где-то там, в ногах валяется почвенный щуп (помните такой инструмент, похожий на меч крестоносца?).
Автор фото - Валера Перекрест. В Сатино была фотолаборатория и те, кто занимался в ней, делали замечательные фотографии. Кажется мне, что большая часть тех фотографий еще не опубликована в группе нашего курса и хранится где-то под спудом.
 
ТАТЬЯНА ТЕРЕЩЕНКОВА (МАКАРОВА), кафедра метеорологии и климатологии:
Я в Сатино была примерной девочкой. Практика, питание и сон. На пойме ночью всего 2 раза побывала, так что мне и вспомнить особо нечего.
Только то, что с Серегой Добролюбовым в одной бригаде была и Николай Сергеевич Касимов практику вел по ландшафтам.
А еще и с будущим Нобелевским лауреатом Сергеем Гулевым - тоже: а с ним в паре в маршруты ходили.
 
ОЛЬГА ТРАПЕЗНИКОВА, физгеограф СССР:
Это песня тех ещё времен, когда не было стационарного туалета, а были дощатые будочки, установленные прямо над оврагом. Мы в юнгах их застали в 1973 году.
 
"ОПЯТЬ РАССВЕТ НАД САТИНО ПОЛОЩЕТСЯ"
 
Песня, написанная на курсе, проходившем практику в Сатино в 1971 г. (выпуск 1975 г.), но ставшая вполне себе гимном и на нашем курсе в результате простой замены нескольких фамилий. Поётся на неопределяемый мотив. Возможно, когда-то это была мелодия песни Юрия Визбора «Вставайте, граф...»
 
Опять рассвет над Сатино полощется,
Опохмеляться нам пришла пора.
Опять к оврагу выстроилась очередь
Отлить все то, что выпито вчера.
 
Опять Полозников к нам ломится в палатку.
А нам наплевать: нас много – он один.
Физрук проводит в одиночестве зарядку.
Видать Бухваловой неведом никотин.
 
А мы встаем под звон пустых бутылок.
Опять рассол нам завтрак заменил.
Пускай в столовке не хватает вилок,
За них от брома драться нету сил.
 
Пускай ночует Гранич не в палатке.
Видать от пчел не дотащил кровать.
Его найдем мы пьяного на грядке.
Он будет спать, а мы пойдем пахать.
 
И вот мы в поле мерим превышенья,
А посчитали – аж озноб пробил.
Видать поправку на опохмеленье
Полозников в расчеты не вводил.
 
После обеда снова жизнь играет
И в ход идут семерки и вальты.
Огонь желания в груди пылает.
Он разжигает сексуальные мечты.
 
Встает зачет, как призрак, перед нами.
Мы до него дотянем жизни нить.
Пока у нас еще звенит в кармане.
Мы будем пить, а значит будем жить.
 
Вот практики конец не за горами.
Домой вернешься ты уже другим.
Но будет сниться Сатино ночами
И под горой родимый магазин.
 
Фотографии Андрея Иванова, Валерия Перекреста и Вячеслава Ходченко. Больше фотографий на странице Геоград в фб - https://www.facebook.com/Geograd/posts/4211377002233302?__cft__[0]=AZW-dK8ALSuzZ2_pIL950SoxMTDL3-q2OK29ATpIgvDhjMNUdGL_Sls-4EZyP1TWMWPzSyExer4FvZA0YtbouMcGs4Feo4EcaspOXNIOzB4xDLSw-LEZRvW95aPXUj2lHIj9cHTjkhy-_QdO9KlEbHYQUMFvB_-lTOxnIGkv9cBXt-dmc6zZWeZbTXqJlj0sWKw&__tn__=%2CO%2CP-R
 
                                      Стройотряд устанавливает палатки.
 
                                        Штабной автобус и палаточный лагерь.
 
                                                   Общий вид палаточного городка.
 
Сатинская учебно-научная база с противоположного берега р. Протвы.
 
Спина друга – важное подспорье во время получения инструкций от преподавателя.
 
                                        В выкопанном разрезе.
 
                                                       Долина Протвы.
 
                        А вот так выглядел нынешний висячий мост через Протву.
 
     Будущий автор мюзикла «Норд-Ост» Алексей Иващенко.
 
                                        Практика по геодезии. Защита отчёта.
 
     Коля Малешин (слева), Таня Абрамова и Ренат Ахметов.
 
Праздник богини Геи. Тут все кандидатки на роль Геи: Анна Федорова (Коган), Анжелла Евгущенко
(Пафаелян), Лариса Лычагина (Трофимова) и Анна Иващенко (Дёмина).
И победитель - Сергей Коноплёв.
 
                            Звёзды курсовой художественной самодеятельности.   
 
    Будущий автор мюзикла «Норд-Ост» Алексей Иващенко.
 
Сатино-1976 (выпуск 1980 года).
Футбольная команда - чемпион сатинской практики по футболу:
сидят (слева направо) Петя Язев, Валерий Перекрест, Володя Шляпников;
стоят Юра Безверхов, Валера Балебин, Миша Переяславский и Юра Мухранов.
 
На нашем курсе "выросло" два члена-корреспондента РАН. Один из них сейчас
является деканом географического факультета, а второй заведует лабораторией
в Институте океанологии. К сожалению, не удалось найти их фотографий в
Сатинском антураже, но на этой фотографии Сергей Добролюбов и Сергей Гулёв
были сняты примерно в то же время.
 
 
О своём Сатино 1976 года рассказывают выпускники-1980: Андрей Петров, Константин Акутин, Андрей Иванов, Анжелла Евгущенко, Алевтина Моргунова, Елена Балдина, Ольга Трапезникова, Киляков Сергей, Наталья Ростокинская, Ренат Ахметов и Терещенкова Татьяна. 
 
САТИНО-1976 – 45 ЛЕТ
 
АНДРЕЙ ПЕТРОВ, кафедра экономической географии зарубежных социалистических стран (ныне географии мирового хозяйства), Руководитель программы «Всемирное наследие» Гринпис России, к.г.н.:
 
Как всё-таки удивительно устроена человеческая память! Альцгеймер вроде бы ещё пока не посетил, но уже очень и очень многие детали истории реально стали забываться. А есть вещи, которые вроде бы и помнить не обязательно, но они так плотно отпечатались в мозгу, что можно тебя ночью разбудить, и ты с ходу начнёшь читать наизусть начало «Евгения Онегина» или кусок из «Слова о полку Игореве» на старославянском. 
 
Но сейчас речь не о том. Этим летом у нас очередной курсовой юбилей. Ровно 45 лет назад состоялась наша первая учебная географическая полевая практика. Как и у всех современных географов, выпущенных из нашей «альма-матери...
свернуть
30:07:2021
 
Коллеги, добрый день!
Можете поздравить меня. Я наконец-то сделал книгу. И теперь при желании можно заказать ее на краудфандинговой платформе Планета.ру.
 
Книга называется "ТАКИМ Я ВИДЕЛ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ". Вот ссылка на нее: https://planeta.ru/campaigns/documentary_photos_of_the_soviet_union
 
Если есть возможность помочь разослать эту информацию или поучаствовать в ее издании, то буду очень благодарен. Хоть и не вовремя, но она всем будет по душе. Это же наша общая история. Да и хороший подарок родным и близким.
 
С уважением, ВАДИМ ОПАЛИН, журналист и фотограф
 
Тел. для связи: +7(903)135-0548
сайт: http://opalin.ru 
 
В.И. ОПАЛИН, член Союза журналистов с 1971 года, лауреат национальной
премии "ЗОЛОТОЙ ГЛАЗ РОССИИ" за выдающиеся достижения в области
профессиональной фотографии
 
 
 
 
Коллеги, добрый день!
Можете поздравить меня. Я наконец-то сделал книгу. И теперь при желании можно заказать ее на краудфандинговой платформе Планета.ру.
 
Книга называется "ТАКИМ Я ВИДЕЛ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ". Вот ссылка на нее: https://planeta.ru/campaigns/documentary_photos_of_the_soviet_union
 
Если есть возможность помочь разослать эту информацию или поучаствовать в ее издании, то буду очень благодарен. Хоть и не вовремя, но она всем будет по душе. Это же наша общая история. Да и хороший подарок родным и близким.
 
С уважением, ВАДИМ ОПАЛИН, журналист и фотограф
 
Тел. для связи: +7(903)135-0548
сайт: http://opalin.ru 
 
В.И. ОПАЛИН, член Союза журналистов с 1971 года, лауреат национальной
премии "ЗОЛОТОЙ ГЛАЗ РОССИИ" за выдающиеся достижения в...
свернуть
30:07:2021
 
АНДРЕЙ ВИНЬКОВ, выпускник 2000 года кафедры экономической и социальной географии России:
 
Тут по случаю, решил подбить некоторые итоги развития нашего проекта научно-популярного журнала для школьников и родителей «ДУМАЙ», который, как многие знают, мы с ЯРОСЛАВОМ ШАНДРОВСКИМ и командой продвигаем на российском медиарынке. Гордиться трудовыми успехами не стыдно, я считаю. Тем более, что за нашей спиной не стоит никаких олигархов или государственных денег.
 
Мы выросли! (Кое-кто не верил!). По тиражам догнали и перегнали советских зубров, таких как «Наука и жизнь», «Техника Молодежи» и многих-многих других. Июльский тираж журнала составил 27,5 тысяч экземпляров!
 
Мы увидели, что на рынке бумажных медиа пока рано ставить крест, но за читателя надо бороться. Мы любим наших читателей, у нас крутой контент, отличная сервисная поддержка и полтора с лишним десятка тысяч подписчиков, которые продлевают раз за разом подписку на наше издание - тому подтверждение.
 
Мы увидели, что рекламодателям теперь надо доказывать, что у бумажного журнала тоже может быть отдельная крупная лояльная ЦА. Вроде стало получаться. 
 
Всем, кто ещё не с нами, рекомендую! Семейный Образовательный Журнал «ДУМАЙ». 
Репост приветствуется!)
 
P.S.: на одной из картинок - эксклюзив. Обложка августовского номера «ДУМАЙ». Пока не анонсировали)
 
                   Андрей Виньков (слева) и Ярослав Шандровский
 
 
                  Обложка августовского номера журнала "Думай".
 
                                      Французская версия журнала «ДУМАЙ»
 
 
 
АНДРЕЙ ВИНЬКОВ, выпускник 2000 года кафедры экономической и социальной географии России:
 
Тут по случаю, решил подбить некоторые итоги развития нашего проекта научно-популярного журнала для школьников и родителей «ДУМАЙ», который, как многие знают, мы с ЯРОСЛАВОМ ШАНДРОВСКИМ и командой продвигаем на российском медиарынке. Гордиться трудовыми успехами не стыдно, я считаю. Тем более, что за нашей спиной не стоит никаких олигархов или государственных денег.
 
Мы выросли! (Кое-кто не верил!). По тиражам догнали и перегнали советских зубров, таких как «Наука и жизнь», «Техника Молодежи» и многих-многих других. Июльский тираж журнала составил 27,5 тысяч экземпляров!
 
Мы увидели, что на рынке бумажных медиа пока рано ставить крест, но за читателя надо бороться. Мы любим наших читателей, у нас крутой контент, отличная сервисная поддержка и полтора с лишним десятка тысяч подписчиков, которые продлевают раз за разом подписку на наше издание - тому подтверждение.
 
Мы увидели, что рекламодателям теперь надо доказывать, что у бумажного журнала тоже может быть отдельная крупная лояльная ЦА. Вроде стало получаться. 
...
свернуть
28:07:2021
 
САТИНО-1981
 
АЛЛА КУБАЦКАЯ, выпускница 1985 года кафедры геоморфологии
 
Сатинская практика… Запомнилась прежде, потому что была первая, общая, собравшая вместе целый курс студентов и когорту самых разных преподавателей: от аспирантов до профессоров. 
 
Оглядываясь назад, думаю, что основной целью практики после первого курса было не столько научить начинающих географов конкретным навыкам полевой работы, сколько вообще погрузить их в атмосферу «поля», даже скорее подобия «поля», и научить в этой атмосфере комфортно себя чувствовать, при этом осваивая принципы и навыки такой работы, которая потом должна составить неотъемлемую часть их жизни. По моему мнению, это удалось сделать сполна.
 
Кроме того, в условиях практики все наши преподаватели, независимо от того, сталкивались ли мы с ними или нет во время академических занятий, раскрылись для нас с неизвестных ранее сторон. Это крайне важно, так как большинство из них (если не все) были яркими, высокообразованными, многогранными личностями. С любовью и благодарностью вспоминаю их.
 
У меня оказалось довольно значительное количество фотографий с геодезической практики, руководителем которой был Владимир Святославович Кусов, он же читал нам лекционный курс и вел в нашей группе № 7 практические занятия. И это было классно!
 
…Поле перед въездом на Сатинскую базу. Жара, стоят бригады по 3-4 студента, с теодолитами, нивелирами и рейками, идет топографическая съемка. И Владимир Святославович, судя по фото, подходит практически к каждому студенту, стоящему за прибором, что-то объясняет, направляет и указывает, всегда с исключительным вниманием и тонким юмором.
 
Отношение к измерительным приборам, к технике вообще – это то, чему он учил постоянно. Из частых замечаний: «…Не опирайтесь на рейку, вы еще не успели устать», или наиболее запомнившаяся фраза: «Теодолит (нивелир), прецезионный инструмент, оптика Карл Цейсс, Йена, а вы на него облокотились двумя руками!... Придется перемерить!»
 
Лето было жаркое, примерно как в этом году, каждый день во второй половине - ливень, гроза. Те, кто не успел выполнить задание утром, идут снова в маршрут, естественно, промокают до нитки, остальные обрабатывают данные в помещении. В какой -то момент, Кусов понимает, что надо сделать паузу и говорит: «Девушки, у кого есть платья, надевайте, едем в Боровск в монастырь». Но не просто так, а по делу. Сфотографировать колокольню Свято-Пафнутьева монастыря - цель нашей поездки." 
На самом деле цель, скорее, «проветрить мозги», ну и заодно сделать нужные фото. Нет такого объектива, при помощи которого можно было бы сфотографировать колокольню целиком, а с помощью теодолита – можно. И мы снимаем на стеклянную пластинку колокольню и гуляем по монастырю. Пластинки потом были проявлены и фото сохранились.
 
Должна тут добавить, что через много лет, когда я увлеклась генеалогией, моими настольными книгами на долгое время стали книги Владимира Святославовича Кусова: «Земли Московской губернии в 18 веке. Карты уездов..», «Московское государство 16-начала 18 века. Сводный каталог русских географических чертежей», «Земли Большой Москвы. Картографические произведения 17-18 столетий».
 
 
ВЯЧЕСЛАВ ШВЫДКИЙ, выпускник 1985 года кафедры гидрологии суши, с.н.с. Института биохимической физики РАН, кандидат химических наук.
 
ВОСПОМИНАНИЯ О САТИНО-1981
 
Быстро пролетели два семестра с момента поступления на Геофак МГУ в 1980 году. Прослушали все лекции по разным дисциплинам. Познакомились, подружились! И вот впереди практика в Сатино, мировой географический центр для взрослеющих географов.
 
Что это для нас значило? Проверка своих сил, соответствие выбранной специальности чаяниям души, да и просто, прекрасное время общения, совместных маршрутов, веселых мероприятий. Один праздник «Геи» чего стоит! Удивительно, но за 40 прошедших лет этот термин неузнаваемо изменился, стал выражением соцменьшинств. Но тогда мы об этом не подозревали, и праздник удался на все 100%, без всякой оглядки на будущие трансформации.
 
Я помню энтузиазм, с которым готовили это событие, лагерь разбился на фракции. Основные были «Кремни» (ядро из рабфаковцев с лидером Борисом Загаловым) и партия «Голой ноги» с лидером Андреем Ворониным. Соревнования были не шуточнымии и искрящимися юмором и творческими находками.
На всеобщем голосовании победил Андрей Воронин. Стал главным «Геем». Но в целом, победила дружба!
 
Глядя на фотографии тех дней вновь встречаешься с молодостью, юношеским задором. Сразу на ум приходит песня Градского «Как молоды мы были…». Вспоминаются ночные посиделки у костра, песни под гитару. Одна профессиональная подготовка над пропастью оврага чего стоила! Сатино стало частью всеобщего Счастья учебы на Геофаке МГУ.
 
Хотя каждый и выбрал свои направления в географии, но тот опыт разных специальностей, полученный от преданных географии Учителей, не пропал втуне. Это как «рукописи не горят». Это наша память и благодарность.
 
Что мне пригодилось в жизни? В научно-исследовательской работе в области экологии – гидрология и гидрохимия; в путешествиях на яхтах – метеорология, картография; на даче – почвоведение, геоморфология; в горнолыжном спорте – основы гляциологии.
 
Практика в Сатино оказалась большим заделом в нашей дальнейшей Жизни.
Спасибо всем участникам, создавшим этот удивительный мир Сатино! 
 
Авторы фотографий: Вячеслав Швыдкий, Андрей Леонович и Алла Кубацкая. Больше фотографий на Геограде в фб: -https://www.facebook.com/Geograd/posts/4196652560372413?__cft__[0]=AZXvVk0sPdLw4aqZyjJTqYBLyKmepkOLOSX2NGCGHCp80Bn_K2kzfjsH2DQ8dLrmhwZremk2GBpCe-IahUwBm_1dKUIz2DilpNJzjyICcS_k7Kb9UICktPU6HhxGGFQTIaN-J6qTVSRPIduouM2LngCa04xKQFdyt2__G0KW84OFrVqKNH7eOLG6bd2olWFZVQQ&__tn__=%2CO%2CP-R
                      Сатино-1981. Геодезическая практика. В.С. Кусов
 
                       Благодарные зрители на празднике богини "Геи"
 
                                              Сатино-1981 (выпуск-1985)
 
 
                                                        Почвенная практика
 
Оля Иванова, талантливый автор многих факультетских фильмов.
 
                             Сатино-1981 (выпуск-1985). На пойме.
 
Фото колокольни Свято-Пафнутьева монастыря, сделанное теодолитом.
 
                  Праздник богини Геи. Торжественное шествие участников.  
 
Лидеры конкурирующих партий: слева Борис Загалов (Партия "Кремни"),
справа Андрей Воронин (партия "Голой ноги").
 
Предвыборная борьба партии "Голой ноги". Выступает её лидер Андрей Воронин.
 
Памятник ноге, поставленный партией "Голой ноги".
 
                                          Победитель - Андрей Воронин.
 
 
САТИНО-1981
 
АЛЛА КУБАЦКАЯ, выпускница 1985 года кафедры геоморфологии
 
Сатинская практика… Запомнилась прежде, потому что была первая, общая, собравшая вместе целый курс студентов и когорту самых разных преподавателей: от аспирантов до профессоров. 
 
Оглядываясь назад, думаю, что основной целью практики после первого курса было не столько научить начинающих географов конкретным навыкам полевой работы, сколько вообще погрузить их в атмосферу «поля», даже скорее подобия «поля», и научить в этой атмосфере комфортно себя чувствовать, при этом осваивая принципы и навыки такой работы, которая потом должна составить неотъемлемую часть их жизни. По моему мнению, это удалось сделать сполна.
 
Кроме того, в условиях практики все наши преподаватели, независимо от того, сталкивались ли мы с ними или нет во время академических занятий, раскрылись для нас с неизвестных ранее сторон. Это крайне важно, так как большинство из них (если не все) были яркими, высокообразованными, многогранными личностями. С любовью и благодарностью вспоминаю их.
 
У меня оказалось довольно...
свернуть